экономика общественного сектора

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

НИЖЕГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ

АРХИТЕКТУРНО-СТРОИТЕЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Е.П. Никифорова, А.Н. Никифоров

ЭКОНОМИКА ОБЩЕСТВЕННОГО СЕКТОРА

Учебное пособие

Нижний Новгород

2013

1. Общественный сектор экономики

1.1. Общественный сектор

Экономика общественного сектора изучает закономерности и практические проблемы, которые связаны с производством общественных и коллективных благ, экономические механизмы достижения социальных целей и внерыночные взаимодействия интересов.

При этом, базируясь на общетеоретических представлениях о рыночной системе, эта дисциплина рассматривает участие государства в экономической деятельности сквозь призму рынка. Предполагается, что:

государство, подобно предприятиям и некоммерческим организациям, функционирует в рыночной среде, а потребность в его участии в экономической жизни возникает в тех и только тех случаях, когда свободное действие рыночных сил не обеспечивает оптимального размещения и использования ресурсов;

цели государственных органов и способы их достижения, а также стратегии предприятий и некоммерческих организаций в конечном итоге определяются интересами индивидов и формируются в ходе их взаимодействия;

государство использует, прежде всего, финансовые инструменты реализации своих целей (налоги, общественные расходы).

Общественный сектор представляет собой совокупность ресурсов экономики, находящихся в распоряжении государства.

Ресурсы, которыми распоряжается государство, — это не только организации, находящиеся в его собственности, но и доходы и расходы бюджета. Соответственно общественный сектор не тождествен совокупности государственных предприятий и учреждений. Он функционирует также в формах налогообложения и программ общественных расходов. В современной смешанной экономике именно эти формы более всего определяют лицо общественного сектора. В данной связи экономика общественного сектора уделяет преимущественное внимание бюджетным проблемам.

Пример. Сопоставим условия деятельности двух предприятий, каждое из которых является по своему статусу акционерным обществом. Первое предприятие производит обычные товары народного потребления, поставляемые на конкурентный рынок, однако единственным владельцем акций этого предприятия является государство. Второе предприятие специализируется на изготовлении компонентов ядерного оружия, его единственным заказчиком выступает государство, а единственным источником финансирования — государственный бюджет. В то же время акционерами предприятия являются частные лица. Первое предприятие находится в государственной собственности, а второе — в частной. Однако для описания проблем, с которыми сталкивается первое предприятие, объяснения его экономического поведения, прогнозирования объема производства и уровня цен и т.п. в общем и целом достаточно тех же знаний и навыков, которые требуются для решения аналогичных задач применительно к частным производителям потребительских товаров. А во втором случае требуются специфические знания, касающиеся формирования государственных заказов, оценки программ бюджетных расходов и их финансирования с помощью налогов. Данный пример помогает понять, что наиболее сложные и своеобразные проблемы, связанные с участием государства в экономической жизни, далеко не всегда непосредственно относятся к управлению государственными предприятиями и организациями. Это естественно, поскольку создание организации, в том числе предприятия, — лишь конкретная форма, способ целесообразного использования ресурсов.

Экономисты, столкнувшись с проблемой внешних эффектов и общественных благ, решили выделить ту сферу экономической деятельности, в которой не срабатывают рыночные механизмы распределения благ. Таким образом, возникла наука, занимающаяся исследованием сектора экономики, в котором ресурсы распределяются не через рынок, а через другие экономические институты, в первую очередь, через государство.

Общественный сектор представляет собой такую область экономики или ту часть экономического пространства, где:

рынок не действует или только частично действует, а, следовательно, преобладает нерыночный способ координации деятельности;

производятся и потребляются не частные, а общественные блага;

экономическое равновесие между потребителями общественных благ осуществляется государством, органами местного самоуправления и добровольно-общественными организациями с помощью соответствующих социальных институтов (в первую очередь с помощью бюджетно-финансовой политики).

Главное отличие организаций частного и общественного сектора является то, что в общественном секторе организации являются некоммерческими (то есть, не ставят перед собой главную задачу в получении прибыли), а также доминирующую роль в общественном секторе играет государство.

ЧС

Гос-во

ЧС

Гос-во

ДОС

ДОС

Рис.1.1. Структура общественного сектора:

На рисунке 1.1. — ЧС – частный сектор; ДОС – добровольно-общественный сектор; на пересечении областей находятся смешанные формы экономической деятельности. Заштрихованная область на рисунке справа обозначает то, что включает в себя общественный сектор.

Система национальных счетов делит экономическую деятельность по этим секторам, в частности, она выделяет:

частные коммерческие организации;

общегосударственное управление (государственные учреждения и организации на бюджетном финансировании) – доходы складываются за счёт налогов и доходов от собственности;

негосударственные некоммерческие организации – доходы складываются из добровольных взносов населения, пожертвований, а также из доходов от собственности.

1.2. Государство и рынок

Понимание роли государства становится необходимым, когда в поле зрения попадают макроэкономические процессы. Возникают вопросы, касающиеся воздействия на экономический рост, стабилизационной политики и т.д. Однако на этом уровне государство предстает в качестве регулирующей «надэкономической» структуры, а не в качестве одного из производителей, предлагающих свои услуги потребителям. В стороне остается проблема ресурсного обеспечения самого государства и рационального использования его собственных средств.

Особенность экономики общественного сектора состоит в том, что она рассматривает государство в общем ряду субъектов экономической деятельности, выявляет логику его экономического поведения и концентрирует внимание на тех конкретных экономических благах, поставку которых берет на себя общественный сектор, и на эффективности производства этих благ. Экономика общественного сектора призвана объяснить, каким образом предпочтения граждан трансформируются в цели, преследуемые государством, как государство изыскивает средства для достижения этих целей, как оно эти средства расходует и за счет чего его экономическая деятельность может стать более рациональной.

При этом необходимо учитывать принципиальное отличие государства от других субъектов рыночного хозяйства. Рыночная система строится на базе добровольно заключаемых сделок. Однако из этого правила есть исключение.

Государство и его органы обладают правом принуждения в рамках и на основе законов. Этим преимуществом в отношении своих партнеров не располагают никакие другие участники рыночного обмена. Их законные права устанавливаются и защищаются государством.

Данная особенность государства предопределяет своеобразие его взаимоотношений с предприятиями, независимыми некоммерческими организациями и домохозяйствами. Ресурсы государства, с которыми имеет дело экономика общественного сектора, могут формироваться за счет законного изъятия части доходов граждан и организаций, например, посредством налогообложения.

Экономика общественного сектора исходит из понятия того, что всякое принуждение и в особенности принудительное перераспределение ресурсов целесообразно ограничивать необходимым минимумом. Вопрос состоит в том, в каких специфических случаях использование элементов принуждения оправдано с точки зрения экономической эффективности и социальной справедливости.

На практике власть всегда разделена между ветвями и иерархическими уровнями, а в ее осуществление вовлечены многочисленные специализированные органы, каждый из которых имеет свои полномочия и функции. В федеративных государствах в рамках общественного сектора выделяются элементы (предприятия и организации, налоги и программы расходов), находящиеся в непосредственном распоряжении федеральных властей, и те, которыми распоряжаются субъекты федераций: республики, края и области.

Даже в рамках наиболее абстрактного представления о рынке фактически предполагается наличие государства как гаранта выполнения взаимных обязательств, которые берут на себя свободно взаимодействующие индивиды, гаранта правового порядка.

Особенности экономики общественного сектора — государство есть один из субъектов экономической деятельности, хотя и обладающий одним отличием: государство и его органы обладают правом принуждения в рамках и на основе законов, принуждения, оправданного с точки зрения экономической эффективности и социальной справедливости.

Предполагается, что:

государство, подобно предпринимателям и некоммерческим организациям функционирует в рыночной среде, а потребность в его участии в экономической жизни возникает тогда и только тогда, свободное действие рыночных сил не обеспечивает оптимального размещения и использования ресурсов;

цели государственных органов и способы их достижения, а также стратегии предприятия и некоммерческих организаций в конечном итоге определяются интересами индивидов и формируются в ходе их взаимодействия;

государство использует, прежде всего, финансовые инструменты реализации своих целей (налоги, общественные расходы).

При признании многими экономистами необходимости сочетания рынка и государства существуют серьезные разногласия по поводу пропорций и соотношения этого сочетания, низших и верхних границ роли государства в экономике, форм государственного контроля.

Две полярные точки зрения на это:

неолибералы (минимум государства);

радикалы и государственники (ведущая роль государственного сектора, прямой контроль через государственную собственность).

Многие экономисты полагают, что для развития современного общества должен быть такой объем функций государства, который, обеспечивая макроэкономическую стабильность, одновременно содействовал бы микроэкономической конкуренции. Кроме того, достигалось бы соблюдение принципов социальной справедливости, уважения человеческой личности к улучшениям качества жизни людей.

Экономическая роль государства в современном мире возрастает в связи с ростом масштабов и усложнением структуры рыночной экономики. Повышается уровень осуществляемой политики.

Государство может с помощью правовых, административных и экономических методов, с одной стороны, содействовать развитию рыночного конкурентного механизма и предпринимательства. А с другой стороны, корректировать несовершенство рынка в связи с усилением дифференциации уровней доходов населения, расхождением между необходимыми индивидуальными предпочтениями людей, особенно в долгосрочном и среднесрочном периодах, неполнотой экономической информации и наличием высокого уровня риска в некоторых сферах социально-экономической жизни.

Государство должно создавать нормальные рамочные условия для функционирования рыночной экономики.

Во-первых, важнейшей задачей государства является установление и поддержание правового режима, предусматривающего права на свободное развитие личности и гарантии равенства всех перед законом, гарантии частной собственности, свобод (слова и т.д.).

Во-вторых, государство делает все возможное для поддержания и развития эффективной конкуренции.

В-третьих, государство устраняет недостатки рынка, проводит стабилизационную и структурную политику.

В-четвертых, обеспечивает социальную защиту, пытается выравнивать доходы трудящихся.

1.3. Изъяны рынка и перераспределение

В смешанной экономике общественный сектор призван участвовать в решении задач, которые условно делятся на два типа. К первому относится достижение Парето-улучшений при наличии изъянов (провалов) рынка, ко второму — перераспределение доходов или имущества в соответствии с принципами социальной справедливости.

Парето-улучшением называется такое изменение в ходе экономических процессов, которое повышает уровень благосостояния (значение функции индивидуальной полезности) хотя бы для одного из их участников, если при этом не допускается снижение уровня благосостояния ни одного из других участников. При анализе конкретных ситуаций экономика общественного сектора стремится выявить пути Парето-оптимизации, т.е. достижения всех возможных Парето-улучшений.

Парето-оптимальное состояние наилучшим образом отвечает интересам каждого индивида при условии, что исходное распределение ресурсов (имущества, доходов) между индивидами задано и не подлежит изменению иначе, как по их взаимному согласию. Что касается перераспределения, оно, предполагает улучшение положения одних индивидов за счет ухудшения положения других, а значит, связано с конфликтами интересов. Осуществляя принудительное перераспределение, государство берет на себя функцию арбитра в конфликтах и неизбежно солидаризируется с одной частью общества в ущерб другой.

Когда речь идет о Парето-оптимизации, экономика общественного сектора занимает однозначную позицию: всякое Парето-улучшение желательно, в ходе его достигается повышение эффективности. Перераспределение же осуществляется исходя из социальных, культурных и этических требований, характер которых меняется с развитием общества, и которые играют роль ограничений при принятии экономически эффективных решений.

Изъянами рынка называются ситуации, в которых свободное действие рыночных сил не обеспечивает Парето-оптимального использования ресурсов. В качестве синонимов этого термина используются словосочетания: «провалы рынка», «ошибки рынка», «неэффективности рынка». Общественный сектор призван функционировать только в зонах изъянов рынка.

Характер государственного вмешательства должен в каждом случае точно соответствовать специфике конкретных изъянов рынка, типология которых имеет для экономики общественного сектора принципиальное значение.

Изъяны рынка возникают вследствие ограниченной конкуренции, внешних эффектов и неполноты информации.

Последствия монополизации подробно изучаются в общем курсе экономической теории. Поскольку монополия ведет к неоптимальному использованию ресурсов, государственное вмешательство может способствовать существенным улучшениям. Во многих случаях это достигается с помощью одних лишь мер правового регулирования. Они способствуют свободному доступу конкурентов на рынок или предусматривают разделение фирм-монополистов. В подобных случаях роль общественного сектора сводится к деятельности законодательных и правоприменительных органов.

Сложнее дело обстоит в ситуации естественной монополии.

Пример. Подвести к домам и квартирам коммуникации нескольких конкурирующих между собой водопроводных компаний значило бы увеличить затраты в несравненно большей степени, чем полезный эффект. Разделение водопроводной компании на ряд независимых подразделений также не имеет смысла. Оно не обеспечит конкуренции, поскольку каждое из подразделений окажется монополистом в одном из районов города. Вместе с тем расходы на эксплуатацию водопровода, в частности на управление, возрастут.

В основе естественной монополии лежит экономия, обусловленная масштабом производства.

Если предельные издержки быстро снижаются с увеличением масштабов производства, его концентрация экономически эффективна. Если экономически оптимальный уровень концентрации близок к предельной емкости рынка или превышает его, искусственно поддерживать конкуренцию можно лишь за счет снижения эффективности производства.

Ограниченная конкуренция, не обеспечивающая оптимального использования ресурсов, имеет место не только, когда рынок полностью контролируется единственным производителем, но и в общем случае, когда крупный производитель или посредник способен эффективно воздействовать на цену.

Необходимо подчеркнуть значение конкретных масштабов рынка, или, иными словами, его емкости.

Пример. В маленьком отдаленном поселке услуги врача, учителя обладают свойствами естественной монополии. Появление второго врача имеет смысл, если он способен предложить услуги на гораздо лучших условиях, чем первый. Но в этом случае первый скоро окажется вытесненным с рынка, недостаточно широкого для двоих. В итоге монополия восстановится. Если же оба предлагают услуги, примерно одинаковые по качеству и ценам, когда спрос мог бы полностью удовлетворить один, ситуация аналогична дублированию водопровода. Конечно, потребитель получил бы возможность выбора, но это было бы достигнуто за счет увеличения издержек по сравнению с их необходимым уровнем.

На практике контроль над ограниченным рынком обычно сохраняет тот поставщик услуг, который первым сумел в приемлемой степени удовлетворить весь предъявляемый спрос: компания, первой построившая водопровод, врач, успевший завоевать репутацию, и т.п. Чтобы завладеть рынком, предполагающим естественную монополию, как правило, требуются значительно большие затраты, чем чтобы удержать его.

Естественная монополия чаще всего характерна для рынков услуг, поскольку они не поддаются транспортировке и в большинстве случаев могут реализовываться лишь тем потребителям, которые находятся в непосредственном контакте с производителем. Поставщики услуг вынуждены работать на ограниченный рынок, более узкий, чем оптимальные масштабы концентрации производства (из этого правила имеются исключения, например, телевещание, авиационный и автомобильный транспорт и др.).

Не имея возможности преодолеть естественную монополию без потери эффективности, государству приходится выбирать один из двух основных подходов: использовать меры регулирования для прямого воздействия на отдельные аспекты деятельности монополиста, либо заполнять зоны естественной монополии предприятиями, организациями и программами общественного сектора. Регулирование может выражаться, в частности, в установлении предельных уровней цен или возложений на поставщиков разного рода дополнительных обязательств.

Пример. Известная компания АТТ, чье положение в сфере дальних телефонных коммуникаций в США приближалось к естественной монополии, была, по решению Конгресса, не только обязана предоставлять услуги всем желающим по ценам, устанавливаемым правительством, но также не имела права вторгаться на рынки товаров и услуг, не имевших непосредственного отношения к телефонной связи.

Предоставление государственными и муниципальными органами различного рода услуг в ситуациях естественной монополии – обычная практика в большинстве стран мира. Это касается многих видов коммунальных услуг, метрополитенов, почтовой службы и др. Естественная монополия может разрушаться за счет технического прогресса. Например, развитие современных транспортных средств и средств связи сделало потребителей менее зависимыми от традиционной почты. Поэтому в ряде стран обычная почта, оставаясь в руках государства, ныне конкурирует с рядом других средств доставки корреспонденции, находящихся в руках частного сектора.

В условиях эффективно функционирующего рынка производитель не может использовать ресурсы, не неся издержек в размере их альтернативной стоимости, а потребитель вынужден полностью оплачивать альтернативную стоимость каждого товара. Только в этом случае обеспечивается оптимальная аллокация ресурсов, цены соответствуют предельным полезностям, а доход адекватно выражает вклад производителя в развитие экономики. Альтернативная стоимость – это потенциальная отдача от лучшего из всех тех вариантов использования данного ресурса (блага), которые были принципиально возможны, но остались не реализованными.

Если кто-то эксплуатирует ограниченные ресурсы, не возмещая их полной стоимости, издержки ложатся на остальных участников хозяйственной жизни. В этом случае имеет место негативный внешний эффект.

Пример. Предприятие бесплатно пользуется речной водой, загрязняя ее, а те, кто живут ниже по течению, вынуждены вкладывать средства в строительство очистных сооружений.

Вместе с тем нередки позитивные проявления внешнего эффекта.

Пример. Фермер построил за свой счет дорогу, соединяющую его хозяйство с шоссе, и по этой дороге бесплатно ездят жители соседнего села, возникает позитивный внешний эффект.

Примеры позволяют понять, что предприятие, деятельность которого порождает негативные внешние эффекты, перекладывает часть издержек на других, а те, кто создают позитивные внешние эффекты, берут на себя часть издержек по реализации чужих интересов. В основе проявления эффектов всегда лежит явное или скрытое использование (присвоение) какого-либо ресурса без принятия на себя издержек в размере его альтернативной стоимости.

Там, где имеют место негативные внешние эффекты, возникает тенденция к относительному перепроизводству при расточительном расходовании ресурсов. Позитивные внешние эффекты оборачиваются недопроизводством, поскольку для тех, кто обусловливает их своей деятельностью, результаты оказываются неадекватными затратам.

Проблемы, связанные с внешними эффектами (экстерналиями), могут решаться на основе адекватного установления прав и ответственности участников экономической деятельности. На практике это обычно достигается с помощью законотворческой и контролирующей активности государства. Однако во многих случаях целесообразнее затрачивать ресурсы государства не на создание громоздких механизмов контроля, а на непосредственное выполнение функций, порождающих позитивные экстерналии, или на формирование налоговых регуляторов деятельности, сопровождающейся негативными внешними эффектами.

Вместо того чтобы гарантировать взимание платы с проезжающих для каждого, кто задумает построить дорогу, государство может полностью или частично взять на себя заботу о развитии и эксплуатации дорожной сети, тем более что во многих случаях это позволяет одновременно разрешить проблемы и экстерналии, и естественной монополии. Альтернативой прямым запретам на загрязнение воды является налогообложение экологически вредных производств по ставкам, побуждающим предприятия избегать неблагоприятного воздействия на природную среду.

Государство не может оставаться индифферентным, сталкиваясь с существенными экстерналиями. Выбор оптимальной формы вмешательства определяется спецификой конкретной ситуации и практической целесообразностью. В общественном секторе, как и на частном предприятии, приходится тщательно сопоставлять различные варианты решения задачи, стремясь достичь результата с наименьшими издержками.

Функционирование рынка зависит от того, насколько участники сделок владеют информацией о потребительских свойствах товаров и услуг, альтернативных возможностях их производства и приобретения, а также о тенденциях изменения конъюнктуры. Неполнота информации лимитирует возможности эффективного использования ресурсов, обусловливая неоптимальное поведение продавцов и покупателей. Зачастую она ограничивает конкуренцию, мешает заключению долгосрочных сделок.

Информационные проблемы лежат в основе такого феномена, как неполнота рынков. Имеются в виду ситуации, когда потребности в отдельных видах услуг не могут быть удовлетворены, поскольку потенциальным производителям пришлось бы действовать в условиях чрезмерно высокой неопределенности. В ответ на запросы потенциальных потребителей не появляется адекватное предложение. Соответственно рыночный механизм оказывается неспособным реализовать потенциальные Парето-улучшения.

Пример. Страхование банковских депозитов. Без государственных гарантий его, как правило, не удается достаточно эффективно осуществлять на основе свободного действия рыночных сил. В то же время отсутствие рынка страхования депозитов негативно сказывается на состоянии других рынков и аллокации ресурсов в целом.

Обычной практикой для стран с развитой рыночной экономикой является участие государства в формировании информационной инфраструктуры рынка. Уместно отметить, что распространение информации, необходимой производителям и потребителям, представляет собой пример деятельности, порождающей позитивные внешние эффекты.

На идеальном рынке совершенной конкуренции и продавцы, и покупатели пользуются неограниченным и бесплатным доступом ко всей необходимой им информации. На реальных рынках никто не обладает полной информацией, но при этом доступность наиболее существенной ее части для продавцов и покупателей может быть примерно одинаковой, что предотвращает чрезмерные искажения и диктат одной из сторон.

Пример. Продавец обуви знаком с техническими деталями ее производства, как правило, лучше потребителя, но последний может осмотреть и примерить приобретаемый товар. Кроме того, его интересы защищают стандарты и гарантии ответственности производителя, при нарушении которых можно апеллировать к государству. Таким образом, покупатель обуви способен в достаточной мере оценить потребительские качества товара, прежде чем оплатить покупку, а если какая-то важная информация была скрыта от потребителя, государство в состоянии добиться полной компенсации ущерба с помощью мер правового регулирования.

Однако рынки некоторых товаров и особенно услуг характеризуются существенной информационной асимметрией, то есть неравномерным распределением информации, необходимой для принятия решений о покупках и продажах. В условиях информационной асимметрии информация, существенная для заключения сделки, находится в преимущественном распоряжении одного из соучастников.

Пример. Информационная асимметрия в сфере здравоохранения. Пациент в большинстве случаев не в состоянии самостоятельно поставить диагноз, выбрать методы лечения и оценить, насколько рационально оно ведется. Иными словами, потребитель не может решить, какая конкретная услуга нужна для удовлетворения его потребности, и каково качество фактически предоставленных услуг. Он вынужден во всем полагаться на производителя (врача), который благодаря профессиональной подготовке владеет необходимой информацией. Аналогией могла бы быть ситуация, когда покупатель знает только, что нуждается в обуви, и полностью доверяет продавцу выбрать фасон, размер и цену.

Если бы медицинская помощь предоставлялась исключительно на частнопредпринимательской основе, а врачи ориентировались бы, прежде всего, на максимизацию дохода (прибыли), они были бы склонны постоянно навязывать пациентам наиболее дорогие, зачастую избыточные и при этом не всегда высококачественные услуги. Элементы такой практики действительно встречаются в странах, где регулирующая роль государства в предоставлении медицинской помощи представлена относительно слабо. Пациенты способны защитить свои интересы, нанимая независимых консультантов и оплачивая экспертизу оказываемых медицинских услуг, но это влечет за собой рост издержек.

Информационная асимметрия характерна для отдельных отраслей сферы услуг. Покупатель вынужден принимать решение о приобретении услуги до того, как проявятся ее конкретные полезные свойства.

Там, где информационная асимметрия грозит диктатом производителя, поставку услуг часто берет на себя общественный сектор. Как и в случаях других изъянов рынка, это оправдано, так как общественный сектор подвержен внерыночному контролю со стороны заинтересованных граждан. Если из-за информационной асимметрии потребитель не в силах защитить свои интересы с помощью рыночных механизмов в качестве покупателя, он может попытаться сделать то же самое через механизмы управления общественным сектором в качестве избирателя. Вопрос, однако, в том, насколько общественный сектор подконтролен рядовым избирателям и насколько успешно он удовлетворяет их реальные запросы. Эту проблему необходимо постоянно иметь в виду, определяя рациональные формы и методы функционирования общественного сектора.

В зонах изъянов рынка забота предприятий о максимизации собственной прибыли не гарантирует эффективного использования ресурсов. Естественная монополия и значительные позитивные экстерналии могут порождать тенденцию к недопроизводству соответствующих благ (по сравнению с оптимальным уровнем), а негативные побочные эффекты и слабая информированность потребителя часто оборачиваются чрезмерным производством и потреблением того или иного блага за счет избыточного вовлечения ресурсов в отрасль или ее подразделение. Наряду с аллокационной неэффективностью (неоптимальным размещением ресурсов) часто возникает и технологическая неэффективность, то есть неоправданно высокий расход ресурсов на единицу продукции.

Общественный сектор должен функционировать, опираясь на автономные звенья хозяйства. Это могут быть предприятия, ориентирующиеся на извлечение прибыли, но целенаправленно поставленные в положение, при котором их стратегия модифицируется с помощью специальных мер, адекватных особенностям конкретного изъяна рынка. Применяемые меры могут быть разнообразными и включать правовое регулирование, налоги, субсидии, государственные заказы и т.д. Однако вместо модификации условий, при которых достигается максимум прибыли, можно пойти другим путем, а именно побудить некоторые звенья экономики ориентироваться не на прибыль, а непосредственно на достижение какой-либо социальной цели и стабильное производство отдельных, четко специфицированных видов благ.

Подобный подход неприемлем при производстве товаров. Способность фирмы, гибко реагируя на конъюнктуру, диверсифицировать свою деятельность, менять ассортимент производимых товаров и заполнять вновь образующиеся рыночные ниши – важнейшее условие эффективности. Прибыль позволяет судить о том, насколько точно предприятие улавливает меняющиеся запросы, а потому ее максимизация – это вместе с тем максимизация полезности для потребителей.

Однако именно в зонах провалов рынка последнее условие не выполняется. В то же время изъяны рынка возникают главным образом в ходе производства и потребления отдельных, специфических видов товаров и услуг. Следовательно, как раз в данных зонах долговременная фиксация профиля организации, ограничение возможностей диверсификации и ослабление ее заинтересованности в получении максимально возможной прибыли зачастую допустимы и целесообразны.

Организация, действующая в рыночной среде, обязательно должна покрывать свои расходы доходами, причем жесткое административное регулирование этих доходов в большинстве случаев неоправданно. Если необходимо ослабить заинтересованность в прибыли, предпочтительнее, ограничивать не возможность превышения поступлений над затратами и даже не размер такого превышения, а лишь право распределять соответствующие суммы между лицами, определяющими стратегию организации. Прибыль в этом случае может образовываться, но ее следует полностью затрачивать на нужды самой организации, например на строительство новых зданий, приобретение оборудования и т.п.

Фиксированный профиль (миссия) и запрет на распределение прибыли – отличительные черты некоммерческих организаций.

Пример. Некоммерческий университет имеет в условиях развитой рыночной экономики разнообразные источники доходов, от благотворительных пожертвований до выручки от реализации услуг. Цены на некоторые услуги могут не покрывать расходов на их оказание. Это зачастую относится к плате за обучение, которую вносят студенты. Другие услуги, например, проведение исследований по заказам предприятий, могут приносить прибыль. Для того чтобы обеспечить экономическое благополучие университета, суммарные доходы из всех источников должны превосходить текущие расходы, иначе не удалось бы финансировать развитие организации и образовывать резервные фонды. Однако учредители университета не вправе превращать свободные средства в свои доходы.

Некоммерческими организациями чаще всего бывают учебные заведения, больницы, научно-исследовательские центры фундаментального профиля, симфонические оркестры, музеи, а также религиозные организации, благотворительные фонды и др. Такие организации, будучи субъектами рыночной экономики, заботятся о собственных доходах, но их экономические интересы подчинены стремлению реализовать свои конкретные миссии. Чтобы добиться этого, экономические интересы некоммерческих организаций сознательно ставятся в сравнительно узкие рамки, а формирование стратегии их деятельности и общий контроль за ее осуществлением возлагаются на тех, кто не может получить персональную выгоду от максимизации прибыли, зато заинтересован в престиже организации и успешном выполнении ею своей миссии.

В результате некоммерческие организации менее чем предприятия, склонны использовать изъяны рынка в ущерб потребителю. Например, некоммерческий университет, даже если он находится в монопольном положении, склонен, определяя оптимальную численность учащихся, сопоставлять скорее средние, чем предельные, издержки и доход, а значит, при прочих равных условиях, примет больше абитуриентов и установит более низкую плату за обучение, чем учебное заведение, ориентирующееся на извлечение прибыли.

Некоммерческие организации не всегда непосредственно принадлежат к общественному сектору (находятся в государственной собственности). Но для них в целом свойственны более тесные взаимоотношения с ним, чем для прибыльных предприятий. Это обусловлено тем, что и общественный сектор, и некоммерческие организации служат инструментами преодоления изъянов рынка. Общественный сектор функционирует преимущественно при посредстве некоммерческих организаций. Многие из них являются государственными или муниципальными учреждениями, для других государство или его органы могут выступать в роли соучредителей, для третьих выполнение государственных заказов служит основным источником доходов, а потому решающим образом формирует стратегию деятельности, четвертые получают государственные субсидии.

Кроме того, для некоммерческих организаций, выполняющих социально значимые миссии, характерно пользование налоговыми льготами. Такие льготы представляют собой, с точки зрения бюджета, недополученные средства, а значит, в определенном смысле эквивалентны общественным расходам.

Контрольные вопросы

Что представляет собой общественный сектор рыночной экономики?

Почему ресурсы общественного сектора включают не только имущество государственных предприятий и организаций?

В чем сходство, и каково отличие государства от других субъектов рыночного хозяйства?

Чем обусловлена необходимость участия государства в экономической жизни?

Что такое изъяны рынка, каковы их основные типы?

Каковы причины и условия возникновения естественной монополии? Как можно преодолеть ее последствия?

Что представляют собой позитивные и негативные экстерналии? Почему они ведут к неоптимальному использованию ресурсов? Каким образом их можно преодолевать?

Что такое неполнота рынков?

При каких обстоятельствах возникает информационная асимметрия? Можно ли ее нейтрализовать?

Каковы особенности некоммерческих организаций? При каких условиях некоммерческие организации принадлежат к общественному сектору?

Совпадают ли между собой доли общественного сектора и совокупном доходе и капитале нации?

Как оцениваются масштабы общественного сектора?

Насколько доля общественного сектора в национальной экономике различается в разных странах? Каковы тенденции изменения этой доли?

2. Общественные блага

2.1. Свойства общественных благ

Результаты функционирования общественного сектора воплощаются в основном в общественных благах. Доходы и расходы государства должны как можно точнее соответствовать предъявляемым гражданами потребностям в конкретных общественных благах и целенаправленно использоваться для удовлетворения этих потребностей. Понимание особенностей общественных благ, умение их распознавать, находить оптимальные варианты обеспечения ими потребителей и анализировать возможности замещения общественных благ частными, а также навык сопоставления бюджетов всех уровней с реальным спросом и фактическим предложением общественных благ принципиально важны для обоснования социально-экономической политики.

Пример. К числу обязанностей государства во всех странах относится, в частности, обеспечение обороны. Если бы граждане приобретали право на защиту от агрессии индивидуально, имел бы место очевидный провал рынка, обусловленный огромными положительными экстерналиями. «Ядерный зонтик» защищал бы не только тех, кто уплатил за пользование им. Мало того, невозможно было бы исключить неплательщиков из числа пользователей данного блага, если только не депортировать их из страны. По сути, сходные ситуации имели бы место, если бы жильцам большого дома предложили индивидуально приобретать на рынке услуги пожарных или автомобилистам пришлось бы на рыночной основе нанимать регулировщиков движения. В подобных случаях мы имеем дело с общественными благами.

К числу общественных благ относятся некоторые материальные объекты, но чаще это блага нематериальные, не похожие на обычные товары. Тем не менее это вполне реальные экономические блага, поскольку, с одной стороны, они обладают полезностью для потребителей, а с другой — их создание требует затрат ресурсов, которые могли бы быть использованы для производства других благ.

Для общественных благ характерны два свойства:

увеличение числа потребителей блага не влечет за собой снижения полезности, доставляемой каждому из них;

ограничение доступа потребителей к такому благу практически невозможно.

Первое свойство называется несоперничеством в потреблении, а второе — неисключаемостью. Блага, не обладающие этими свойствами, называются частными.

Несоперничество — это предельный случай положительного внешнего эффекта. Множество людей совместно и одновременно пользуются защитой от пожаров и военного нападения, и нельзя сказать, кто из них «основной» получатель услуги, и кому достается внешний эффект. Численность пользователей может расти при стабильном уровне производства общественных благ.

Пример. Нет надобности возводить дополнительный маяк рядом с построенным ранее, если возрастает число судов, проходящих мимо места, где расположен последний.

Таким образом, предельные издержки предоставления общественного блага индивидуальному потребителю равны нулю, а появление дополнительного потребителя представляет собой Парето-улучшение. Следовательно, несоперничество порождает необычные для рыночной экономики ситуации: если имеется индивид, желающий воспользоваться благом, но не готовый за него платить, оптимальное использование ресурсов предполагает предоставление ему данного блага даром.

Неисключаемость означает, что производитель не имеет реального выбора, предоставлять ли благо только тем, кто за него платит, или всем желающим. Говоря точнее, характер блага не позволяет предотвратить его потребление индивидом, не выполняющим требования, которые предъявляет или хотел бы предъявить поставщик. Санкции против неплательщиков обернулись бы ущербом для добросовестных пользователей, и возможные Парето-улучшения не были бы реализованы. Подобные блага поставляются сообществам людей, в которых индивиды как бы растворяются, выступая лишь в качестве представителей той или иной группы. В итоге поставщик общественного блага не в состоянии обособить свои взаимоотношения с каждым из потребителей в отдельности.

Блага, обладающие этим свойством, резко выделяются из гораздо более широкой совокупности товаров и услуг, потребляемых индивидами совместно. Совместное потребление имеет место, например, когда пассажиры пользуются автобусом или поездом, зрители, находясь в одном зале, смотрят спектакль. Во всех этих случаях возникает несоперничество, хотя оно отнюдь не является неотъемлемым свойством совместно потребляемых благ, как можно убедиться, сопоставив полупустой автобус или зал с переполненным. В то же время в подобных ситуациях отсутствует неисключаемость. Поставщик услуги может вступать в отношения с каждым из потребителей персонально, требуя заключения индивидуальной сделки, простейший вариант которой — это покупка билета по заранее назначенной цене. В итоге совместно потребляемая услуга как бы дробится, превращаясь в сумму индивидуальных, которые иногда существенно отличаются друг от друга.

Это особенно очевидно, когда цены, по которым потребители получают доступ к благу, дифференцированы. Так, билеты на один и тот же спектакль продаются по разным ценам в зависимости от расположения мест, билеты на поезд или самолет в зависимости от класса и т.д. Зритель платит за билет в партере дороже, чем за вход на галерку, именно потому, что это позволяет ему приобрести не совсем ту же услугу, которую получают сидящие далеко от сцены.

Для театра постановки спектакля — единый «технологический» процесс, как, впрочем, единым процессом для автозавода является одновременная сборка многих автомобилей на одном конвейере. Но, чтобы вписаться в рыночные отношения, продукцию приходится в конечном итоге продавать теми «порциями», на которые предъявляют спрос индивиды. С позиций производителя результатом деятельности выглядит дневная или недельная продукция завода, спектакль в целом и т.п. Такие результаты могут становиться объектами оптовой реакции. Однако индивидуальный потребитель как субъект рынка на заключительной стадии признает товаром или услугой отдельной автомобиль, место на спектакле и т.д. Именно на них устанавливаются цены, с помощью которых достигается рыночное равнение и эффективное использование ресурсов.

То, что театр или экипаж авиалайнера способны одновременно обслуживать многих потребителей, создавая сразу целые «пучки» услуг, проявляется на рынке главным образом как фактор снижения удельных затрат и оказывается, по сути, частным случаем экономии на масштабе. Между тем, когда речь идет, о таких общественных благах, как регулирование уличного движения или законодательная деятельность государства, налицо не просто совместное потребление. Некоторые блага представляют ценность для индивида лишь постольку, поскольку предназначены не для него одного. Так, полезность услуги регулировщика для отдельного водителя была бы нулевой, если бы ту же услугу не получали одновременно другие водители. Множественность потребителей в подобных случаях существенна не столько точки зрения минимизации издержек, сколько с позиций достигаемого эффекта.

Свойства общественных благ внутренне взаимосвязаны. Все производимые людьми блага, обладающие неисключаемостью, характеризуются в то же время и несоперничеством в потреблении. В противном случае это были бы блага, потребление которых было бы сугубо индивидуальным, но при этом не поддавалось бы какому-либо упорядочению, будь то на основе оплаты, очереди, нормирования или как-то иначе. Даже если бы подобный товар мог быть изобретен, никакая реальная экономика не создала бы стимулов для его производства. В то же время чем сильнее выражено несоперничество, тем при прочих равных условиях, вероятнее неисключаемость.

Выше отмечалось, что несоперничество может иметь место при обычном совместном потреблении благ, однако при этом практически всегда легко указать его границы, например, вместимость зрительного зала, самолета или автобуса. Вспомним, что, с одной стороны, при отсутствии неисключаемости совместно потребляемое благо можно представить в качестве «пучка» частных благ (услуг), пригодных для рыночной реализации индивидуальным потребителям, а с другой — несоперничество означает равенство нулю предельных издержек обслуживания потребителя, то есть возможность без дополнительных затрат увеличивать «пучок» и выручку от его реализации.

При отсутствии неисключаемости, услуги можно реализовать за плату. В то же время безграничный рост объема реализации при фиксированных издержках экономически неосуществим и в действительности никогда не происходит. На деле несоперничество без неисключаемости свидетельствует всего лишь о том, что размеры предлагаемых для продажи «пучков» услуг превышают спрос при установленных ценах, например, в зрительном зале мест больше, чем желающих посетить спектакль. Но это означает, что ресурсы используются не вполне эффективно либо в связи с просчетами производителей, либо из-за недостаточной гибкости рыночных механизмов, либо в силу технических ограничений (например, автобус, который обслуживает пассажиров в часы пик, приходится выводить на линию и в часы минимальной нагрузки).

Когда границы совместного потребления существуют, то оптимальное использование ресурсов предполагает максимальное приближение к этим границам. При этом для несоперничества уже не остается места, а предельные издержки оказываются положительными, равными равновесной цене последнего элемента «пучка», например цене билета на самое неудобное место.

Когда же речь идет о типичных общественных благах, границы несоперничества практически недостижимы в реально существующих обстоятельствах и нередко с трудом поддаются точной фиксации. Это в значительной мере и создает предпосылки неисключаемости. Вместе с тем свойства, характерные для общественных благ, могут проявляться с разной степенью интенсивности. Для общественных благ практически невозможны достижения границ несоперничества и исключения индивида из числа потребителей. Это означает, что исключение и соперничество могут быть в принципе мыслимы, но либо несовместимы с конкретными условиями жизни того сообщества, в котором производится и потребляется благо, либо предполагают неприемлемо высокие издержки.

В самом деле, лишь для очень немногих благ, например таких, как законодательство или стратегические ядерные вооружения, численность индивидов, извлекающих преимущества из их наличия, может едва ли не беспредельно увеличиваться без дополнительных затрат, а ограничение доступа к этим благам, если и осуществимо, то для целых групп (например, в случае дискриминационного законодательства), но не для отдельного лица персонально. Применительно к таким благам, которые обладают свойствами общественных в абсолютном смысле, то есть безотносительно к каким-либо пределам, возможно утверждение, что они не делимы на элементы, представляющие собой частные блага. На практике чаще встречаются иные ситуации.

Так, научные знания, подобно законодательству, могут использоваться неограниченным числом индивидов, иными словами обладают свойством несоперничества. Однако существуют механизмы ограничения доступа к ним, в частности, с помощью патентного права, предотвращающего неисключаемость. Важно подчеркнуть, что, если доступ ограничивается, общественное благо в той или иной мере трансформируется в «пучок» частных, что, в свою очередь, ставит под вопрос несоперничество.

Если научное достижение общедоступно, те, кто с ним знаком, практически не несут ущерба от приобщения к нему новых лиц. Но сам факт введения ограничений существенно меняет положение тех, кто имеет доступ к благу, и эффект индивидуального коммерческого использования научного открытия существенно зависит от численности пользователей, конкурирующих между собой. Разумеется, коммерческий эффект монопольного владения знаниями не тождествен полезности этих знаний для индивида в случае их общедоступности. Для современного общества характерен консенсус в отношении того, что ограничение доступа к фундаментальным знаниям практически неприемлемо, хотя оно в принципе возможно, о чем свидетельствует, например, история развития физики в период создания ядерного оружия. В то же время существует согласие, что с результатами прикладных разработок следует обращаться, как с частными благами. Между этими полюсами имеется спектр промежуточных вариантов с разной степенью практической неисключаемости.

Относительным может быть и несоперничество.

Пример. При очень высокой интенсивности движения, дороги и мосты не обладают свойством несоперничества, и их, как правило, целесообразно использовать, регулируя доступ с помощью взимания платы. В этих случаях имеет место аналогия с театральным залом или салоном авиалайнера. Однако на слабо или нерегулярно загруженном участке пути несоперничество возникает постоянно или, по крайней мере, эпизодически. Соответственно даже минимальные ограничения доступа, например введение невысокой платы, способны предотвратить некоторые Парето-улучшения. В то же время нет оснований, считать, что строительство мостов оправдано лишь на магистралях с интенсивным движением. Между полярными ситуациями абсолютного несоперничества, с одной стороны, и тривиального сведения совместно потребляемого блага к строго ограниченному «пучку» частных, с другой, также имеется целый спектр промежуточных вариантов.

Например, поддержание строгого равенства спроса и предложения может быть технически достижимым, но предполагающим исключительно высокую подвижность цен. На практике же на транспорте, в местах отдыха и т.п., в лучшем случае вводятся две-три градации цен по сезонам, дням недели или часам суток, и итоге различные по масштабам перегрузки чередуются с недоиспользованием ресурсов, иначе говоря, границы упомянутых «пучков» как бы размываются. Избежать этого можно, если затратить усилия и средства на точное прогнозирование колебаний спроса и соответствующих равновесных цен, а также на введение множества типов билетов, усложнение контроля и т.п.

В отношении многих благ, пригодных для совместного потребления в широких, однако конечных пределах, возникаем проблема выбора: либо предоставлять их в качестве общественных, открывая свободный доступ для всех желающих, либо вводить стабильные, усредненные цены, не позволяющие поддерживать оптимальную нагрузку, либо, идти на увеличение трансакционных издержек, добиваясь строгого соответствия цен колеблющемуся спросу при предложении, фиксированном на уровне границ несоперничества. Все три варианта чреваты потерями эффективности, и вопрос о том, какой из них обеспечивает наилучшую аллокацию ресурсов, может решаться лишь применительно к конкретным обстоятельствам.

Значимость трансакционных издержек еще очевиднее, когда речь идет о неисключаемости. Ограничение доступа всегда требует затрат. Огромная часть издержек обращения оправдана именно потому, что предотвращает бесплатное присвоение товаров. Если благо допускает совместное потребление, причем фактическое число пользователей далеко от предельно возможного, введение платности нежелательно. Ведь оно не только препятствует расширению потребления при нулевых предельных издержках, но само должно быть обеспечено ресурсами, а значит, увеличивает средние издержки.

Можно сделать вывод, что разным общественным благам в неодинаковой мере присущи свойства несоперничества в потреблении и неисключаемости. Те, которые в высокой степени обладают обоими свойствами, называются чистыми общественными благами. Те, у которых хотя бы одно из свойств выражено в умеренной степени, называются смешанными общественными благами. Между теми и другими нельзя строго провести грань. Однако различие между ними практически значимо, поскольку сфера чистых общественных благ приблизительно соответствует минимально возможным границам общественного сектора, а сфера смешанных общественных благ дает представление о допустимых пределах экспансии этого сектора и служит ареной его конкуренции с частным сектором.

Некоторые общественные блага доступны одновременно целой нации, потребителями других выступают жители отдельного региона, города. Общественные блага, относящиеся к последней категории, принято называть локальными.

Общественные блага называют также коллективными. Последний термин часто применяется, когда речь идет о благах, которые потребляются сравнительно небольшой группой. Для таких благ характерны сравнительно узкие границы несоперничества, а неисключаемость, по определению, не распространяется на тех, кто в группу не входит.

Чтобы воспользоваться многими коллективными благами, надо прежде получить доступ в соответствующее сообщество, то есть преодолеть некоторые ограничения, например, внеся плату или доказав свое право на принадлежность к специфической группе. Однако в рамках данного сообщества благо может обладать свойствами общественного для тех, кто к этому сообществу относится. Например, размеры гостиных, библиотеки и спортивных площадок клуба могут обеспечивать несоперничество его членов в потреблении коллективных благ. Нередко практически невозможно (по техническим, экономическим или этическим причинам) исключить отдельное лицо, принадлежащее к сообществу, из числа пользователей какого-либо из конкретных благ, предоставляемых другим его членам. В итоге воспроизводятся, пусть и в миниатюре, те же ситуации и проблемы, которые, когда речь идет о чистых общественных благах, затрагивают все общество.

Теория клубов.

Полезность совместно потребляемого блага для каждого из его пользователей зависит от их численности. Когда пройдена граница несоперничества, неудобства, которые потребители невольно причиняют друг другу, нарастают постепенно. Одно дело ехать в автобусе, в котором заняты лучшие места, другое, — если вообще нет свободных сидений, третье, — когда в автобусе практически негде встать.

Для смешанных общественных благ характерна изображенная на рис. 2.1. зависимость между численностью потребителей и выгодой (полезностью), которую типичный потребитель получает от этого блага. Пользование благом в одиночку (как частным) приносит индивиду полезность, эквивалентную денежной сумме В1 и обходится ему в сумму С1. Некоторый рост численности потребителей до значения N* может иногда увеличивать выгоды для каждого из них.

Пример. Автомобилиста чаще всего устраивает, когда дорогой пользуется не только он один, если, конечно, она не слишком перегружена (есть к кому обратиться за помощью в случае поломки); при потреблении некоторых благ желательно общение.

При численности потребителей в диапазоне от N* до N** полезность остается постоянной, так что на этом участке линия В на рисунке горизонтальная. Существует немало смешанных общественных благ, при пользовании которыми положительная зависимость индивидуальной выгоды от численности потребителей вообще не наблюдается, так что линия могла бы быть горизонтальной и от начальной точки.

На рис. 2.1. N** соответствует границе несоперничества. При такой численности пользователей начинается переполнение (перегрузка), то есть уменьшение выгод, приносимых благом отдельному потребителю. Постепенно оно увеличился: при численности Nb пользователи чувствуют себя менее комфортно, чем когда их число не превышает N**, а при численности Nc их удовлетворенность потреблением блага еще ниже.

Количество смешанного общественного блага, доступного для потребления, обычно поддается увеличению; например, перегруженную дорогу можно расширить. Однако для этого требуются средства точно так же, как и для увеличения производства частных благ. Избегая чрезмерных затрат, пользователи нередко предпочитают мириться с довольно высокой степенью переполнения. При этом они делят между собой как издержки, так и выгоды. При прочих равных условиях желательно делить выгоды с относительно небольшим числом партнеров, а затраты — как можно с большим их числом.

Следовательно, необходимо искать оптимум, сопоставляя издержки и выгоды, причем оптимальная численность пользователей смешанного общественного блага не обязательно совпадает с численностью, при которой не ощущается перегрузка.

Закономерно возникают два взаимосвязанных вопроса: при какой численности потребителей обеспечивается наиболее эффективное использование данного количества смешанного общественного блага (с учетом затрат на его производство) и какое количество блага наилучшим образом соответствует данному числу потребителей? Ответ на эти вопросы дет теория клубов. Потому что задаваться подобными вопросами приходится, когда частному клубу предстоит определить для себя, с одной стороны, наиболее приемлемое число членов, a с другой — подходящие размеры помещений и т.п. Теория клубов имеет непосредственное отношение и к действиям государства либо органов местного самоуправления, когда они принимают на себя ответственность за поставку смешанных общественных благ.

В ситуации, изображенной на рис. 2.1., если численность пользователей не достигает Nа, то им было бы невыгодно пользоваться благом. Приемлема лишь численность большая, чем Nа, но при этом меньшая, чем Nd, так как только при таком числе потребителей полезность, доставляемая благом индивиду, перекрывает его затраты на получение данного блага. Заметим, что определенный таким образом диапазон отнюдь не совпадает с интервалом N* N**, в котором выгоды, оцениваемые без учета издержек, максимальны. Вместе с тем внутри диапазона Na Nd разной численности потребителей соответствуют, конечно, неодинаковые соотношения индивидуальных затрат и выгод. Для нахождения оптимума следует сосредоточить внимание на предельных значениях этих величин.

Рис. 2.1. Индивидуальные выгоды и издержки потребления клубного блага.

где N — численность потребителей, В — выгоды в денежном выражении, С — затраты потребителя в денежном выражении, Y-денежный масштаб.

Численность потребителей смешанного общественного блага целесообразно увеличивать до тех пор, пока переполнение, обусловленное приемом последнего «члена клуба», не вызовет такого уменьшения выгод для других его членов, которое уравновешивает снижение издержек, обусловленное участием новичка в финансировании затрат. Если же численность пользователей задана, то количество предлагаемого для потребления блага должно возрастать, пока предельные затраты индивида на получение этого блага не уравновесят его пре дельную полезность.

2.2. Спрос на общественные блага

До сих пор предполагалось, что разные индивиды не только потребляют одни и те же общественные блага, но и оценивают их полезность с одних и тех же позиций. Например, имелось в виду, что одинаковое значение для всех членов клуба имеет площадь его помещений, а для всех граждан государства — количество ракет, используемых для стратегической обороны.

На деле, однако, отношение людей к всевозможным общественным благам дифференцируется, по-видимому, не в меньшей степени, чем к благам частным. Значение имеет разнообразие вкусов, пристрастий и представлений, а иногда сказываются также различия в интенсивности потребления.

Пример. Развитие фундаментальной науки приносит выгоды всему обществу, но все же наибольшее значение новым открытиям придают, как правило, сами ученые. Именно они зачастую демонстрируют максимальную заинтересованность в поддержке науки, причем не только тех ее направлений, в которых сами специализируются; за ними обычно следуют представители других образованных слоев, а менее образованные группы населения склонны проявлять индифферентность. К наращиванию военного потенциала страны нередко по-разному относятся люди, одинаково далекие от оборонной сферы в своей повседневной жизни, но придерживающиеся противоположных политических взглядов

Встречаются ситуации, когда индивид негативно относится к общественному благу (которое лично для него благом не является, но он не имеет возможности избежать приобщения к нему либо потому, что «потребление» ему намеренно навязывается, либо в силу практической неисключаемости). Простейшими примерами могут служить, соответственно, отношение преступника к уголовному законодательству и отношение пацифиста к перевооружению армии.

Общественные блага не становятся объектами обычных рыночных сделок; соответственно, предпочтения не проявляются в привычных формах спроса. Спрос на общественные блага может, однако, существовать латентно, как восприятие потребителем полезности каждого из них в сопоставлении с другими благами, иными словами, как оценка того количества иных благ или денежных сумм, от которых потребитель согласился бы отказаться ради получения дополнительной единицы данного блага. Спрос на общественное благо, как и на частное, по сути, подразумевает цену, которую индивид потенциально был бы готов за него уплатить при том или ином объеме потребления.

Спрос населения и на частные, и на общественные блага формируется путем агрегирования индивидуального спроса. Однако если применительно к частным благам происходит горизонтальное суммирование, то применительно к общественным благам происходит вертикальное суммирование функций индивидуального спроса. В самом деле, дифференциация запросов потребителей в отношении частного блага проявляется в том, что они приобретают разное количество данного товара по одной и той же рыночной цене.

Общественное же благо в силу неисключаемости не может быть предоставлено одному члену потребляющего его сообщества в меньшем количестве, чем другому. Следовательно, дифференциация запросов должна получить признание в дифференциации той платы, за которую благо в равном количестве достается разным потребителям. Свободный доступ к благу, которым пользуется индивид, предполагает, что производство этого блага так или иначе финансируется сообществом в целом, причем бремя финансирования должно быть, в конечном счете, распределено между индивидами.

Обратимся к рис. 2.2. Кривые индивидуального спроса (готовности платить за соответствующую единицу блага) D1, D2 и D3 отражают некоторые из возможных позиций потребителей в отношении конкретного общественного блага. Допустим, что оно производится в количестве Q* и потребляется тремя индивидами, которым присущи изображенные на рисунке функции спроса. В этом случае оптимальным было бы такое распределение финансового бремени, при котором один из потребителей уплачивал бы «цену», равную Р1, второй — «цену» Р2, а третий получал компенсацию за неудобства, которые он вынужден терпеть, «пользуясь» благом, имеющим для него отрицательную полезность. Размер компенсации определялся бы исходя из отрицательной «цены» Р3, а ее источником служила бы часть платежа двух первых индивидов.

Рис. 2.2. Индивидуальный и агрегированный спрос на общественное благо.

где Y— предельная полезность единицы блага; Q— количество поставляемых благ; D1, D2 и D3 — кривые индивидуального спроса; D — кривая агрегированного спроса.

Почему дифференциация оплаты потребителями единицы общественного блага осуществима? Известно, что для частных благ в состоянии равновесия предельные нормы замещения (MRS) для всех индивидов равны между собой, совпадают с предельной нормой трансформации (MRT) и тождественны соотношению цен на данные блага. В то же; время норма трансформации общественного блага в частное равна сумме норм замещения: MRT = MRSi, где MRSi — предельная норма замещения для i-го индивида.

Смысл этого условия уже изложен: индивидуальному потребителю нет надобности целиком брать на себя «цену», по которой благо поставляется сообществу, достаточно внести некоторый вклад, соответствующий персональной готовности платить, причем оптимум достигается в том и только в том случае, если сумма определенных таким образом вкладов равна альтернативной стоимости ресурсов, которые нужны для получения единицы общественного блага.



Страницы: Первая | 1 | 2 | 3 | ... | Вперед → | Последняя | Весь текст