эссе Друзьяк (3)

!!!!!

Братцы мои!

В этом году мне есть, что подарить вам на мой день рождения.

Бог наградил меня открытием. Надеюсь и уповаю, что вам оно поможет, как и мне.

Но этот подарок – пока не для широкого обнародования. Это для вас, для ваших близких и друзей.

Это черновик. Он ещё не доработан и не согласован с автором. Кроме того, я уже подписал договор. Как бы вам ни хотелось, ПОЖАЛУЙСТА, НЕ ВЫКЛАДЫВАЙТЕ ЭТО В СЕТЬ!

ПРЕДТЕЧА

…После года, пережитого в постели и в коляске хотя и вполне осознанно, но особенно угрюмо, я постоянно просил Вселенную, Бога и всё сущее помочь мне обрести новый смысл жизни, увидеть просвет и путь к здоровью, любви и душевной свободе. И вот получил первый ответ. Во всяком случае, это прекрасное начало пути. Теперь я уверен: БУДУ ЗДОРОВЕЕ, ЧЕМ БЫЛ!

Лето было жутким. На меня обрушилась огромная куча книг и советов, толпа врачей и целителей – все хотели помочь, и многие уверенно опровергали друг дружку. Выслушиваю очередное напутствие – и тоска: всё не то, не то! Куча знаний, тьма эзотерики – но никакого ощущения истины. Вера, но чужая. Крыша уже готова была съехать, но пришло озарение: это же мне специально дадено, чтобы освоиться с целительством, привыкнуть к нему – и суметь отличить реально спасительную идею. И ещё – чтобы надоело спихивать на других и слушать чужие указания. Чтобы понять и принять, наконец, самого себя и склонности своего тела.

Простил себе всё. Успокоился. И вот тогда Вселенная дала свой ответ.

Им оказалась книга. Спасительно необычная книга. Из тех, что проясняют жизнь и просветляют ум потрясающим здравомыслием. Автор книги – академик, биолог и одессит Николай Григорьевич Друзьяк. Ему удалось исследовать и выявить два тотальных мифа, ДВЕ БАЗИСНЫХ ПРИЧИНЫ НЕЗДОРОВЬЯ, которые не смогли осознать ни медики, ни натуропаты, ни целители.

Впервые я получил ясный ответ на вопрос, в чём же главная причина долгожительства. Впервые чётко осознал: нет никаких иных критериев здоровья, чем долгая жизнь. Долгожитель не может быть нездоровым, хоть ты на уши встань! А вот разнообразные спортсмены, моржи и прочие натуристы, от веганов до голодателей – могут, и долго жить, за редким исключением, не умеют. Поэтому в их книгах больше веры, чем точных данных, и они продолжают спорить, находя всё новые аргументы в пользу своих методов. Их результаты впечатляющи, но далеко не для всех. Методы в целом действенны, но часто и рискованны. Почему они не становятся долгожителями? В чём главная причина здоровья и нездоровья?

Об этом – вся книга Н.Г. Друкзьяка «Как продлить быстротечную жизнь». Она есть в сети. Рекомендую и советую вам прочесть её в оригинале. И за клавиатуру сажусь только по двум причинам. Первая – накатило вдохновение, а этого удовольствия я давненько не переживал! Вторая: Николай Григорьевич, как истинный просветитель и учёный, пишет достаточно просто и ясно, но очень детально и многословно. Не всякая птица долетит до середины книги… А птица наших дней, умотанная работой, просто побоится её открыть: 675 страниц. Но мне ужасно хочется, чтобы об открытии Друзьяка узнали вы все. Представьте, скоро тридцать лет, как мы о нём не знаем! Посему просто беру его книгу и вольно её пересказываю. Стараюсь идти прямо по оглавлению. Эмоции и умствования привношу свои, но смысл и фактические данные беру только из авторского текста.

А теперь – как читать эту книгу.

Кто бы вы ни были, читайте её честно и милосердно. Помните: никто не открыл окончательной истины. И здесь её нет, она ещё где-то впереди. Но есть ценнейший указатель, куда идти. Есть изрядный кусок паззла Истины. Узнаете другие – отлично, прибавим к этому!

Если с первой главы возникло желание всё отрицать – честно закройте книгу, убейте файл и забудьте. Не будьте, как те интеллигенты у Жванецкого, которые «матерно кроют бульварную прессу – значит читают!».

Если, наоборот, хочется сразу уверовать и фанатеть – тоже закройте. Подождите с неделю, успокойтесь. Упаси вас Бог от бездумного энтузиазма. В тексте много моей веры и много эмоций. Не покупайтесь. Каждый сомнительный факт проверяйте сами: я проверил, что мог, но я не всезнайка. Все недопонятые слова проясняйте! В википедии есть всё.

Разумеется, вы найдёте много противоположных мнений. Даже в учебниках. Это нормально для науки: она вся состоит из разных точек созерцания. Не тщусь прозрением, что отдельные данные этого текста вернее прочих. Полагаюсь на своё ощущение общей истины.

В травы, лекарства и тем паче в эзотерику не лезу – там я пнёмпень, да и нужды нет. Радуюсь, что в основе здоровья более простые и базисные механизмы. Так и должно быть. Улетая в выси целительских практик и навороченных техник, мы перешагнули, отодвинули задней ногой и прочно забыли основы: неорганическую химию, очевидную физиологию и пат-анатомию. Вот поэтому и топчемся на месте.

Врачи будут не согласны – что ж, ещё больше они спорят друг с другом. Целители и натуропаты будут против – их право, их опыт. Но честнее было бы всё обдумать и попробовать в деле. Даю конкретную идею: давайте вместе испытаем это учение. Сейчас май 2013. В июне 2014 жду от вас наблюдений и результатов. Если их будет достаточно, я смогу издать эту книгу. Почему нет?

Николая Григорьевича везде называю по фамилии. Она мне симпатична и говорит сама за себя.

И последнее. В тексте я много выпендриваюсь, но это не понты. Просто мне радостно и настроение хорошее. Вот и вы не умничайте. Ладушки?

КАК ЖЕ ЕЁ ПРОДЛИТЬ,

БЫСТРОТЕЧНУЮ ЖИЗНЬ?..

Далеко простирает химия руки свои в тела человеческие!

А. Коган

А надо ли её продлевать, эту жизнь?.. – парируют эзотерики. – Ведь смысл не в том, чтобы ваше тело как можно дольше влачилось в очередной жизни. Смысл – отработать карму, исполнить своё предназначение… Вроде бы мудро, и я всерьёз рассматривал эту идею – когда валялся в полной безысходности и не видел никакого пути. Но раньше, когда жизнь была прекрасна, и свет впереди был ясен – точно помню: жить хотелось долго. И сейчас, когда свет опять появился – опять хочется долго жить. И если эта жизнь – не последняя, то тем более. Уже строю планы на следующую!

Точно знаю: чем выше тон, чем больше счастья, чем ярче интерес к жизни, тем ты ближе к истине. Идеи о всякой бренности тела и первичности духа – они, в общем, от недостатка счастья. Скорее, это попытка улететь «вверх» от тела, которое ты просто не можешь сохранить. Но я всегда верил – такой способ есть, и он должен быть предельно простым. Таким же простым, как дыхание. И, похоже, он нашёлся. Так что займёмся долгой жизнью!

Глава 1. Главная причина долгожительства

С тех пор, как появилась геронтология, учёные ищут причины долгожительства. Тема обширная, пространная, и потому ужасно мифотворческая: доказать что-либо почти невозможно, а выдать за истину – легко. А уж как мы любим красивый миф, и говорить не надо!

Рассказы Мак-Керриссона о народе хунза, не знающем старости и болезней в горах Пакистана, якобы подтвердили идеал сыроедения. Сыроеды пишут и верят, что хунза – веганы, а всю зиму едят только сухой абрикос. Однако они не пишут, что чуть позже американский врач Вестон А. Прайс объехал массу глухих уголков мира в поисках самого совершенного здоровья, и нашёл его изрядно – у аборигенов. Основу питания этих жизнерадостных белозубых здоровяков составляли животные белки – сырое молоко и масло, мясо, жир и ливер, рыба и морепродукты. Уточню: приготовленные на огне. Та же основа рациона и у якутских долгожителей. И вообще у всех долгожителей.

Мне самому нравится теория горного климата, как секрета долгой жизни. Я с отрочества влюблён в горы. И вроде бы действительно, долгожители – именно горцы. Только якутов и эскимосов опять девать некуда. А их долгожительство – одно из самых массовых. И хунза, живущие на высоте 2500 м – они ведь не одни там живут, но их соседи почему-то болеют и вдоволь, и старятся куда успешнее.

Многие верят в спорт, и тут немало подвижников. Амосов, Даниэлян, Дикуль, Власов – имена! Но становится всё яснее: спортсмены – вовсе не самый здоровый народ, и уж точно не долгожители. Бег от инфаркта мало кого спас от инфаркта.

В последние годы нас накрывают сугубо коммерческие легенды. Пример – миф «Кораллового клуба» о секрете долгожительства японцев с острова Окинава. Мол, только тут, на коралловом острове, в воде так много кальция, в нём и секрет! Мы платим бешеные деньги за щепотку обычного кораллового песка, и даже не задумываемся: известняк – он и в Африке известняк. Катионы кальция – и на Марсе катионы кальция. В нашей воде их ещё на порядок больше, чем в окинавской. Чего ж они нам не помогают-то?

Кто-то даже попытался забить все факторы долгожительных районов в комп. Писали, что все они оказались примерно равнозначными, и только один выскочил: мол, долгожители не используют синтетических моющих средств. Охотно верю, косметика здоровью вредит однозначно, и позже мы поймём, почему. Но есть и куча «среднежителей», не знающих шампуней. И наши прадеды знали только веник в бане, но жили весьма недолго, хотя баня – дело весьма оздоровляющее.

Серьёзные исследователи долгожителей останавливались на том, что никакой особой причины нет – работает весь комплекс факторов, от генетических до климатических. Главное, и сами долгожители это поддерживают. Например, известный азербайджанец Махмуд Эйвазов, проживший 152 года в Талышских горах, «считал, что секреты его долголетия кроются в пяти условиях жизни: закаленное тело, здоровые нервы и хороший характер, правильное питание, климат и ежедневный труд». Мудро, чего уж там. Только неясно: это только в том районе у всех здоровые нервы и хороший характер? И как они этого добились?.. И, видимо, только там трудятся закалённые люди?..

Может, питание? Однако при детальном анализе оно у долгожителей тоже очень разное. Одни варят мясо, другие шашлык жарят. Одни едят птицу и коров, другие – баранов. Одни кукурузную мамалыгу, другие – картошку и пшеницу. Может, «корень жизни» какой жуют – так нет. Достоверно, пожалуй, одно: среди долгожителей нет обжор и гурманов. Но никакими веганами, голодателями или сыроедами там даже не пахнет.

Горный климат? Климат в горах Азербайджана – это да, что надо. И в Дагестане тоже. Но в Оймяконе – полюс холода, аж вообразить страшно, а долгожителей столько же! И в Андах, в районе долгожительства на высотах 3500-4000 м, холодрыга – будь здоров, и лето короткое.

Кстати, Друзьяк детально исследует вопрос горного климата. И вот что получается. Солнце – такого же полно во всех южных широтах. Но такой избыток солнца только вреден, и горцы, зная об этом, исстари носят сплошную одежду. Чистый воздух – такого же, даже ещё лучше, полно в лесной зоне и в тайге. «В тех местах, и многих прочих, каждый день и круглый год, выдаётся всем, кто хочет, первоклассный кислород!» — это Иваси досконально подметили.

А вот что есть только в горах, так это дефицит кислорода. И это очень серьёзная трудность для организма. Адаптация идёт тяжко, часто через «горную болезнь». С годами организм привыкает, но быстрее изнашивается. И вот главное тому подтверждение: населённых высокогорных районов – сотни по всему миру, а районов долгожителей – единицы. Их всего три: Кавказ, долина Хунза в Пакистане и долина Вилькабамба в Эквадорских Андах. И Кавказ – далеко не везде, а только местами. С чего бы?

В общем, есть ещё какие-то факторы, «в результате которых не только Махмуд Эйвазов прожил так много лет, но и его мать — 150 лет, и его старшая дочь — 120 лет, да и многие его односельчане не по родственной линии перешагнули за сто лет, а Ширали Муслимов прожил 168 лет». Во как. А по другим данным – 169.

После долгих личных исследований, сопоставив массу данных, Друзьяк пришёл к выводу, что этот фактор – местная ВОДА. Скажете – слишком просто?.. Я тоже так думал.

ВОДА ДОЛГОЙ ЖИЗНИ

Как верно подмечено в книге, вопрос воды – это вопрос нашего незнания. Чего мы только не знаем о воде! И что она несёт информацию, и что структурируется мыслью, молитвой и музыкой, и что очищается оттаиванием, и что должна содержать сколько-то там солей (тут мнения самые разные!), и что загрязнена и надо её фильтровать – один способ лучше другого, и что она бывает живая и мёртвая, что омагничивается, ионизируется, электролизуется, кластеризуется…

Вот всего этого мы о воде НЕ ЗНАЕМ. Всё это, братцы – домыслы, то бишь неверно истолкованные факты, и гипотезы. Они не дают главного ответа: какая же вода – правильная и целебная, а какая – вредная. Именно поэтому мы пьём то, что в кране: слишком начитанные. И правильную воду не купим, даже если она появится. Пусть сперва докажут, что она правильнее талой, заряженной или омагниченной!

Странно, но до Друзьяка, похоже, никто не догадался сравнить природную воду всех долгожительных районов. А потом сравнить её с водой всех прочих мест – «быстроумирательных». Ведь вода местных рек и ручьёв – это химический фон местных почв, а значит и овощей с фруктами, и трав с кормами, а через них и молока, и кефира с мацони, и сыра с творогом, и яиц с мясом. И в итоге местная вода – это 65% человеческого тела, с детства потребляющего всё упомянутое. И что особенно важно – это его кровь.

В 1980-м вышла книга К. А. Хасановой «Микроэлементы в

норме и патологии у жителей разных высот Таджикистана». Учёные обнаружили: минеральный состав крови таджиков здорово меняется по мере подъёма вверх по реке. Он явно связан с высотой, но как – объяснить не сумели. Друзьяк показал им графики высотного изменения состава воды в той реке. И тем немало их удивил: по большинству элементов, включая микроэлементы, изменение крови соответствовало изменению речной воды.

Четырнадцать лет Друзьяк исследовал воду в РДЖ (районах долгожителей). Веря в ГОСТы и нормы медицины, поначалу долго путался – картина была пёстрой. Но ответ нашёлся. Во всех без исключения РДЖ, включая Якутию и Анды, вода очень мягкая – в ней всего от 8 до 20 мг/л катионов кальция. Это в 3-8 раз меньше принятой медицинской нормы, то есть огромный «дефицит кальция»! В крови долгожителей всего 5 мг кальция на 100 г крови, а в нашей крови – до 12 мг. Кажется, ну что такое эти вшивые 5-7 мг разницы?.. Оказалось, они вносят кардинальные изменения в биохимию крови.

Все наши реки и подземные воды – кальциевые, гидрокарбонатные. В них растворён в основном гидрокарбонат кальция – кислая соль угольной кислоты Са(НСОз)2. Он получается, когда растворённая в воде угольная кислота (СО2 + Н2О) реагирует с известняком (он же мрамор, мергель, доломит), которого у нас везде полно: СаСОз + СО2 + Н2О == Са(НСОз)2. Вскипятишь воду – часть кислоты улетучивается, треть гидрокарбоната снова превращается в известняк и оседает накипью. Гидрокарбонат придаёт воде более «пресный», мягкий вкус – в сравнении с дождевой, и тем паче в сравнении с дистиллировкой. Ох, надо менять вкусы, братцы!

СКОЛЬКО КАЛЬЦИЯ НАМ НЕОБХОДИМО?

Никто не спорит: кальций – важнейший элемент нашей биохимии. Как и магний. И калий, и хлор. И всё остальное. Но сейчас СНГ, видимо, переживает тот бум кальциевого бизнеса, который США и Европа пережили уже лет сорок назад. О пользе кальция не пишет только паталогический лентяй. В любом журнале, в каждой газете – реклама препаратов кальция. Многие натуропаты поют ему гимны. Сыроеды озабочены, как его пополнить. Молоко давно символизирует «заботу государства», молочные продукты – само здоровье. «Чудо-йогурты» не портятся по полгода, вкус – явно химический, но мы верим в их полезность. Артрозы и остеопорозы лечат порошками кальция и кальцитонином – гормоном, осаждающим кальций в костях. И что, это прибавляет нам здоровья? Гляньте на графики заболеваемости. Кости продолжают ломаться, суставы болят ещё чаще. И почки зарастают камнями всё больше, и сосуды склеротизируются по нарастающей. Но мы продолжаем верить в спасительный кальций и покупать молотый известняк ракушек. Я и сам ещё полгода назад покупал кальмаг.

Норма кальция хрестоматийна: 1000-1200 мг в сутки – примерно литр молока. Определялась она, как и норма килокалорий: не по реальной потребности организма, а по среднему потреблению. В США тогда был молочный бум, с 40-х до 60-х – молочники в содружестве с фармакологами рынок завоёвывали. Но потом врачи разобрались: сколько кальция не вводи, больным только хуже. Подключилась общественность, и началась антимолочная эпоха. В итоге сейчас американцы пьют вдвое меньше молока, чем тридцать лет назад.

Но Европа продолжает, и мы с ней. 80% кальция мы получаем из молочки. Меж тем Италия с Аргентиной считают нормой 650 мг, и из молочного – только половину. А Япония, Индия, Чили, ЮАР и Турция установили норму в 350 мг, и почти всё это – из растительных продуктов. Мы половину съеденного кальция выводим за ненадобностью в туалет, и в почках он каменеет, и в сосудах оседает. А японцы с турками и живут долго, и кальций усваивают почти весь. Судя по всему, суточный оптимум кальция в пище, включая и воду не больше 400 мг в сутки.

ГЕОЛОГИЯ ЗДОРОВОЙ ЖИЗНИ

Теперь можно глянуть на наши горы и долы более осмысленно, что Друзьяк и сделал.

Самые мягкие реки текут по силикатным магматическим породам: граниту, гнейсу и базальту, а также по вулканическому туфу и андезиту. Можете проверить, но именно тут и находятся РДЖ. Именно тут люди исторически здоровее и долгоживучее.

Глянем на родимый Кавказ.

Эльбрус и Казбек – самые крупные вулканы, наводившие тут главный кипеж десятки миллионов лет назад. Горы здесь сложены из вулканических пород. Реки, текущие с подножий Эльбруса, несут в воде не больше 10 мг/л кальция. Таков и Чегем в верховьях. Балкарцы на северном склоне Эльбруса – рекордсмены долгожительства в своём РДЖ: 93 промилле (%о). То есть 93 из каждой тысячи пенсионеров празднуют девяностолетие, а многие живут за сотню. Сравнить с тем же райским Крымом – там всего 10%о.

Смотрим соседний Дагестан. В среднем по республике – 50%о. Но в горах – 90%о, а на равнине – меньше 10%о! Сравним воду: горная Кума несёт до 10 мг/л кальция, а равнинная – до 190 мг.

Схожая картина и в Турции, возле Арарата.

Абхазия – аналогичные цифры. Гагринский и Бзыбский хребты – известняк, мергель и гипс, и долгожителей тут мало. Их пик – на склонах Кодорского хребта, сложенных из туфа и порфирита. А спустись ниже по Кодори и Чхалте – попадаешь в известняки, и долгожительство падает пропорционально росту кальция в воде.

Нагорный Карабах бьёт всех по республиканскому долгожитию: 80%о. Магматические породы тут – основные.

Пик азербайджанского долгожития – Талышские горы. Именно этот стокилометровый хребет – магматический.

Идём на запад. Водосборный бассейн Белой и Лабы – известняки и сланцы. Здесь 40 мг/л кальция в воде, и долгожительство – всего 20-30%о. Это средний минимум. А чем ниже к степи, тем больше известняков, и живут ещё меньше.

А вот совсем интересный аргумент: югославский «оазис столетних» – село Банчичи. В том районе сплошные известняковые горы, и нигде особого долгожительства нету. Банчичи – уникум. Там нет ни реки, ни родника. Все пьют только дождевую воду.

Огромный РДЖ – почти вся Якутия. Кавказ она покрывает, «как бык овцу», да и живут якуты в среднем дольше. Индигирка, на которой стоит Оймякон, несёт не больше 10 мг/л кальция. В Лене – и это мало кто знает – 15 мг/л кальция, а общая минерализация около 100 мг/л, фактически дождевая вода. Почти такая же вода в Байкале, и Бурятия – известный РДЖ. Но сибирские рекордсмены по долгожитию – эвенки. В их Тунгусках всего 40-120 мг/л минералов. В Якутии и Магаданской области встречаются и вовсе «дистиллированные реки». Например, приток Колымы Малый Анюй: общая минерализация – 20 мг/л.

Есть на земле реки, где кальция меньше 8 мг/л: Амазонка, верхняя половина Амура и все реки Японии. Долгожителей в этих районах – средне, но живут дольше, и здоровье заметно лучше, чем у нас, у «карбонатников». Японцы вообще живут дольше всех и болеют меньше всех в мире. Исторически они едят втрое меньше молочного, чем мы, очень мало мучного, а мясо и кондитерия у них – не еда, а скорее нечастое развлечение. И на сексе японцы не заморочены, как европейцы: когда в крови мало кальция, сексуальность развивается медленнее, протекает спокойнее, но стабильнее и дольше.

Вообще, самая мягкая вода – в районах вулканов.

Ещё повезло аборигенам коралловых островов Полинезии: здесь, как и в Банчичи, вообще нет никакой пресной воды, кроме дождевой. Тамошние старики радовались жизни и плясали наравне с молодёжью до глубочайшей старости, чем потрясли воображение П. Брэгга.

Вот такая у нас планета! Геологические катаклизмы, трещавшие миллионы лет назад, влияют на твоё здоровье прямо сегодня. Кто-то попадает в РДЖ и живёт 150 лет, всё это время не задумываясь о причинах такой милости. А ты, не веря в эту чушь, изобретаешь теории бренности жизни и умиляешься грустным Хайямом.

Главный довод оппонентов Друзьяка: пониженный уровень кальция в крови опасен для жизни! !! !!!

Но факты говорят невероятное обратное: для долгой и здоровой жизни нормален как раз «половинный» уровень кальция. А вот «нормальный» – опасно завышен, и является медленным биологическим оружием.

Кстати, об истории «кораллового кальция». Вот типичный образец сверхвыгодного медицинского мифа! В 86-м выходит статья о долгожителях Окинавы, и в ней говорится: в воде острова в 6 раз больше кальция, чем в среднем по Японии. Но сколько именно – не говорится. Пресса подхватывает сенсацию уже с более конкретной формулировкой: «где кальций – там долгожители». Вона как! На самом деле, окинавцы пьют воду с 18-20 мг/л кальция – такую же мягкую, как все долгожители мира. Потому что «в среднем по Японии» – это 3 мг/л. Но об этом никто так и не написал. Что абсолютно естественно: продавать коралловый песок как лекарство – да это же выгоднее, чем наркотики!

Глава 2. Почему мы глубоко дышим?

На самом деле, дыхание – только затравка для этой главы Друзьяка. Я бы назвал её так: «Основы правильной биохимии крови». Уж простите, но придётся освежить в памяти неорганическую химию.

Автор известной методики ВЛГД – волевой ликвидации глубокого дыхания, К.П. Бутейко, считал глубокое дыхание ненормальным: оно не насыщает клетки кислородом, а только вымывает из крови нужную углекислоту. Отсюда и все болезни. Отсюда же и здоровье горцев: там кислорода меньше. И йоги практикуют медленное дыхание, хотя и глубокое. Метод ВЛГД проверен и во многих случаях даёт терапевтические эффекты.

Наверное, из Бутейко вырос и метод В.Ф. Фролова – он изобрёл дыхательный тренажёр, сдерживающий дыхание. И он тоже помогает улучшать здоровье. Более того, Фролов стал тренировать задержку дыхания и ушёл в этом очень далеко – вдохнув раз, мог выдыхать полчаса и дольше. Пришлось пересматривать традиционный взгляд на роль вдыхаемого воздуха, расширить взгляд на клеточное окисление, обнаружить способность организма к внутреннему дыханию… Но речь не об этом. Наш главный вопрос всё тот же: это главный путь к здоровью, или боковая тропка? И если это помогает, то ПОЧЕМУ?

Сам Бутейко говорит, что в больном организме нарушено кислотно-щелочное равновесие, и что ограничение дыхания может сдвинуть его в сторону подкисления крови. Установлено, что гипервентиляция лёгких кровь, наоборот, ощелачивает. Предполагается даже, что сужение бронхов и спазмирование сосудов со всеми вытекающими мигренями и гипертониями – защитная реакция от «переизбытка кислорода». Может, углекислота и нужна только затем, чтобы подкислять кровь?..

Учтём: первым на ещё бескислородной планете появился анаэробный способ извлечения энергии – глюкоза расщеплялась без помощи окисления кислородом. Не очень эффективно, не полностью, зато надёжно. Появился кислород – возникло аэробное расщепление глюкозы, окисление, коим мы и пользуемся. Оно в 18 раз эффективнее анаэробного. Но вот что важно: анаэробное-то никуда не делось. Окисление – просто его надстройка, продолжение. Поэтому лёгкие – только внешний механизм подачи кислорода. Просто резервуар воздуха. А потребители кислорода – клетки. А насколько кислород перейдёт из крови в клетки – это уже не от лёгких зависит. Это зависит от крови и от самих клеток. Государство – аналог организма. В нашу казну жуткие кредиты из Штатов вливаются. И что, они до вас дошли?..

Теперь вернёмся к углекислому газу. Во всех школьных учебниках прописано: мы «выдыхаем углекислый газ, а вдыхаем кислород». Это отражает истину примерно так же, как «папа ходит на работу за деньгами». Представьте такую картинку: живут в Эмиратах богатые арабы-абригены, владельцы скважин. И приезжает туда какой-нибудь европеец, на пару недель в отеле пооткисать. Так вот, углекислый газ в крови – такой абориген, а кислород – турист. Смотрим. В литре артериальной крови 500 мл СО2, а в венозной — 550. (Имеются в виду миллилитры газа.) Выдыхая, мы теряем всего 5% СО2, как ни пыхти! И как ни пыхти, в альвеолах лёгких всегда 6-6,5% СО2 – в 200 раз больше, чем в воздухе. Для сравнения: кислорода в артериальной крови всего 200 мл, а в венозной – 110-115, ещё почти вдвое меньше. Вот и думай: зачем нам столько такого стабильного СО2?

Для дыхательного центра, как ни странно, также важнее углекислый газ. Избыток СО2 возбуждает дыхательный центр в двадцать раз сильнее, чем недостаток кислорода. Добавь в воздух 2,5% СО2 – задышишь вдвое сильнее. А убавь 2,5% кислорода – никто и не заметит. Ощущение «задыхаюсь» — сигнал углекислоты. Когда выныриваешь или пыхтишь после бега, это ты не «кислород жадно хватаешь», а от углекислого газа судорожно избавляешься!

И тут мы подходим к сути: дыхательный центр реагирует не на сам СО2, а на протоны – катионы водорода (Н+). Дело в том, что почти весь углекислый газ крови живёт и переносится в виде анионов гидрокарбоната (он же – бикарбонат) (НСОз-). Анионы образуются при диссоциации угольной кислоты:

Н2СОз (она же СО2 + Н2О) == (Н+) + (НСОз-).

Их же отрывает угольная кислота, растворяя известняк:

СаСОз + Н2СОз == (Са++) + 2(НСОз-).

Не буду вдаваться в тонкости химии, но смысл вот в чём: существует равновесная норма углекислоты. Равновесие зависит и от концентрации самой углекислоты, и от общей кислотности (величины рН) – концентрации протонов. Как та, так и эти помогают друг дружке подкислять раствор. В кислом растворе больше свободной углекислоты, а в щелочном она переходит в форму гидрокарбонатов. +++

И вот, видимо, главное: в кислом растворе соли кальция растворимы, а чем он более щелочной, тем больше их выпадает в осадок – гидрокарбонаты соединяются с кальцием и каменеют в известняк (СаСОз). В наших сосудах и почках растут «сталактиты» — примерно так же, как в пещерах. Только в крови всё разнообразнее, и вместе с карбонатом кристаллизуются и фосфат кальция, и урат кальция (соль мочевой кислоты), и даже оксалат кальция (соль щавелевой кислоты). И вот ведь парадокс – друг гениев: врачи слышат только названия кислот! Нашли ураты – запрещают мясо и бобовые, фосфаты – исключи рыбу и сыр, оксалаты – не вздумай есть шпинат и щавель. И никто не видит: кальций, кальций, кальций – везде кальций! Не иначе, всех врачей околдовали…

Но это только начало. Оказывается, в подкислённой крови нормализуется и активизируется всё, что в щелочной буксует и тормозит. Исправил кровь – обмен налаживается. А не исправил – борешься за своё здоровье, «оставшись наедине с самим собой в борьбе с собой за выживание». Дышишь, бегаешь, голодаешь, моржуешь – эффект есть. Потому что всё это подкисляет кровь. Но подкисляет временно и частично – вот и получается постоянная «борьба за здоровье». Всё это мы рассмотрим позже.

А пока главная новость: оказывается, мы легко можем подкислять кровь и выводить лишний кальций, имитируя РДЖ прямо у себя в квартире. Для подкисления годится любая органическая кислота типа клюквы, лимонов, яблок и прочих ягод. Ничем не хуже и яблочный уксус, и кристаллическая лимонка, и аскорбинка. Продукты, богатые кальцием, не обязательно есть килограммами. Их вообще есть не обязательно. А мягкая вода – так давно есть настольные дистилляторы, их легко купить в интернете. У нас на кухне уже стоит. А селяне вполне могут пить дождевую воду с крыш – только через «Аквафор» пропусти. Что я и намерен воплотить в самое ближайшее время.

Теперь обо всём этом – детальнее.

ЗАЧЕМ НАМ НУЖНЫ КАТИОНЫ ВОДОРОДА?

Сейчас очень много говорят о кислотно-щелочном балансе. Больше всех говорят фармакологи, а за ними и врачи. Но спросите: что именно стоит за указанием «поддерживать кислотно-щелочной баланс»? На вас посмотрят косо и пошлют гулять: аксиомы разъяснять не принято. Кстати, Друзьяк резонно подмечает: «Я не знаю, что такое «кислотно-щелочной баланс» и не знаю никаких механизмов такого баланса; есть только кислотность крови, рН – о ней и нужно говорить».

Вот цифры для общего понимания протонной арифметики.

Химически чистая вода Н2О, а точнее Н-О-Н, может распадаться на протон (Н+) и гидроксил (ОН-). Протоны – причина кислотности, а гидроксилы – причина щёлочности. Но у воды распадается только каждая десятимиллионная молекула, и концентрация как (Н+) так и (ОН-) = 10-7. рН = 7,0 – это нейтральный раствор: сколько протонов, столько и гидроксилов. А каждая единичка рН – изменение количества в 10 раз.

Штука в том, что у протонов и гидроксилов общая концентрация, и она всегда одинакова – это химическая константа воды. Влили на порядок больше протонов – гидроксилов становится на порядок меньше. И наоборот.

То есть, при рН крови 6,0 протонов в 100 раз больше, чем гидроксилов, и раствор слабокислый. Это дикий перебор протонов, и вы – труп. А при рН 8,0, наоборот, раствор слабощелочной: на 100 гидроксилов приходится лишь один протон. В таком режиме помпы не срабатывают – им нечего качать, и вы также отдаёте Богу душу. В крови всё намного тоньше, и всё определяется десятыми долями рН. И даже сотые доли могут всерьёз изменить ситуацию.

Протоны даёт любая кислота. У всех фруктовых соков рН = 3,0-4,0. А у лимонного – это 5% лимонная кислота! = 2,0-2,3. А в желудке соляная кислота ещё почти на порядок кислее: рН = 1,2-2,0. И заметьте прозрачнейший факт: все плоды и корнеплоды в природе – кислые или очень кислые. А щелочных – ни одного. Неужто случайность? Да это же явный закон природы. Прямое указание Творца: в этой биосфере вам нужны протоны! Заботливо приготовленный источник съедобных кислот. Спасительный дар всем живым на этой планете!

Тем не менее, большинство натуропатов и вся пресса без всяких сомнений оперируют «кислотно-щелочным балансом» в противоположном смысле. Они уверенно объясняют: овощи и фрукты делают кровь щелочной, и это – основа здоровья. И я двадцать лет свято верил: кровь надо защелачивать, а кислая кровь смерти подобна! Пил кальмаг – раствор солей кальция и магния – банками. Дозащелачивался, к своему замешательству, до подагры, потом до камней в желчном, земля ему пухом… Вот сижу, разбираюсь.

Ирония в том, что путаницу внесли сами мэтры натуропатии – Брэгг, Шелтон, Эретт, а за ними и Чупрун, и Андреев, и Оганян, и Гогулан, и иже с ними. Все они призывали и призывают ощелачиваться. А сами что делали? Пия дистиллированную воду (рН 5,3, между прочим!), постоянно вкушая кислые фруктовые соки, голодая (подкисление крови!), купаясь в холодной воде (подкисление!), бегая (подкисление!) и почти не кушая мучного, молочного и мясного (эти продукты на самом деле ощелачивают, о чём речь впереди), сии досточтимые учителя активно и старательно подкисляли кровь, избегая кальция – и называли это «защелачиванием».

И ведь действительно, попробуй тут усомниться – ведь практика-то успешная! Остаётся свято верить. Читаешь, и даже не вдумываешься: «…Так, лимоны и все кислые ягоды и фрукты, расщепляясь в полости кишечника, создают щелочную реакцию среды, так как органические кислоты, входящие в состав свежих фруктов и ягод, диссоциируют не как кислота, а как щелочь, отщепляя гидроксильную ОН-группу с отрицательным зарядом, т.е. группу – носитель электрона. Свободный же электрон в составе ОН-группы оказывает исключительно благоприятный эффект в наших тканях, так как является носителем свободной энергии, необходимой для жизнедеятельности организма».

Написано буквально: «кислота (!) диссоциирует как щёлочь». То есть, поправ все законы химии, начхав на элементарные заряды и свойства атомов, берёт и вдруг становится щёлочью. И ведь я этого раньше не осознавал! И даже сам автор, искренне и безмерно мною уважаемый, не осознавал, что написал именно это.

Думаю, вот в чём причина этой путаницы: здоровая среда в кишечнике – щелочная. Зная об этом, натуропаты и пытаются сохранить её от закисления и раздражения. Сырые фрукты-овощи нормализуют кишечник – ну, значит, «ощелачивают». То, что его ощелачивает сок поджелудочной железы – по сути, раствор соды – уходит на задний план. А то, что как раз этой железе очень помогает подкисленная кровь, вообще вообразить невозможно. Вся медицина не смогла это даже предположить!

Если кто не понял: я не «ошибку вскрываю» — я радуюсь, что понята и разъяснена очередная нестыковка. Что верные практические советы получили более верное объяснение. Все натуропаты – гениальные интуитивисты и внимательные исследователи своего организма; их жизнь – пример истинного уважения к себе. А это единственный путь познания здоровья. Не будь их опыта и их ошибок, куда бы мы смогли продвинуться? Только на операционный стол.

Ну что, вникнем в «кислотно-щелочной баланс»? Вникнем!

Кислотность наших органов и тканей бывает очень высокой. Например, в здоровой простате и во влагалище весьма кисло: рН = 3,8-4,4, то есть в тысячу раз больше протонов, чем в нейтральной среде. А в эпителии желудка ещё в пятьсот раз больше: рН = 1,2-2,0. И если кровь – живая транспортно-связующая среда организма, то протоны можно назвать «кровью клеток». В каждой клетке разные отделы и органеллы держат свою особую кислотность. Закачка протонов – активный механизм, для этого клетки используют «протонные помпы». Само их существование говорит о том, что протонов в межклеточной жидкости должно быть достаточно много.

Во «врачебно нормальной» слабощелочной крови, при рН 7,4, каждый протон расталкивает локтями шестерых гидроксилов. Судя по тому, как мало мы живём и как много болеем, для клеток это уже катастрофично. Подкислим кровь всего на 0,2 – до 7,2 – и гидроксилов будет всего двое против каждого протона. Уже можно жить! Подкислим ещё немного – до нейтральной (7,0) – и они сойдутся один на один. При 6,95 протоны – уже хозяева ситуации, да и общая концентрация их втрое выше, чем при рН 7,4.

При рН 6,8 на пять протонов приходится всего два гидроксила. Любой медик проклянёт эту цифру и заявит, что это уже труп, потому что 7,2 – уже ацидоз, а ниже 7,0 не живут. И будет прав – касаемо обычных больных. Но вот у долгожителей кровь обычно 6,9, а у спортсменов во время нагрузок может закисляться ещё больше. Судя по всему, 6,9-7,0 – и есть нормальная среда для клеточного обмена, питания и дыхания. С такой, и даже более кислой кровью, человек оздоровляется: клетки начинают получать больше энергии.

«Энергия – это жиры, белки и углеводы» — тот же «папа ходит за зарплатой». Сами по себе они – просто органика. Чтобы взять из этих молекул энергию, клетка должна их сжечь – окислить. Для этого нужно достаточно кислорода. А вот с ним намного больше проблем, чем с пищей! Есть исследования: нашим клеткам здорово не хватает кислорода. Фактически, наши органы живут в режиме постоянной гипоксии. Мы потому и дышим, как паровозы. А если клетка задыхается, она гораздо реже делится – энергии хватает только на выживание. Не делятся клетки – ткани и органы не омолаживаются – мы рано болеем и быстро стареем. Вот и приехали.

Врачи дружно говорят о пользе кислорода и опасности его недостатка. Мол, дефицит кислорода в крови – обычное дело. Сузились склеротизированные сосуды. Лёгкие прокоптились, как печная труба. Мало воздуха в душных комнатах с задраенными окнами. Упало атмосферное давление перед дождём – чуть меньше кислорода в кровь, но и это многие ощущают: метеозависимость-с. Кажется – с чем тут спорить?

Друзьяк и не спорит, а приводит известные графики кислородного насыщения крови при разных значениях рН. Я тоже нашёл их, вот они. По ординате — % насыщения О2. По абсциссе – давление О2, мм.рт.ст.

Из них, во-первых, ясно: живя на уровне моря и даже на высоте 1500 м, не стоит беспокоиться о насыщении крови кислородом: гемоглобин всегда берёт под завязку. А вот отдаст ли он это кислород клеткам – вот это вопрос. Часто наша кровь не отдаёт и половины своего кислорода. И это как раз зависит от её кислотности. При рН 7,5 отдача кислорода клеткам – 30%. А при рН 7,2 – 60%. Почувствуйте разницу. Напомню, наша кровь – 7,4. Вот так пыхтишь-пыхтишь, гемоглобин кислородом забит до головокружения, а клетки продолжают задыхаться. Ну, точь в точь наш Центробанк со штатовскими кредитами!

Но и это ещё не вся симфония. Финалом можно считать тот факт, что без достаточного числа протонов энергия окисления жира или глюкозы не сможет запастись в АТФ. Это показал нобелевский лауреат П. Митчел. Одно дело – сжечь, и совсем другое – АТФ синтезировать. И вовсе третье – эту АТФ расщепить, чтобы энергию у неё забрать. Всё это обслуживается протонными помпами, меняющими потенциал клеточных мембран. Опять нужны протоны. Не хватает протонов – кислород расходуется тупо на выделение тепла, а энергии на клеточную биохимию как не хватало, так и не хватает. Утром проснулся, глаза разлепить удалось, а вот встать – лучше убейте!

Короче говоря, Бутейко был прав, но не до конца. Мы потому глубоко дышим, что у нас гипоксия клеток от повышенной щелочности крови. А чем глубже дышим, тем меньше в крови углекислоты, тем кровь ещё более щелочная, и тем меньше кислорода отдаёт гемоглобин. И тем больше мы пыхтим. Прямо какая-то белка в колесе.

Но почему всё так несправедливо?..

ПОЧЕМУ НАША КРОВЬ ТАКАЯ ЩЕЛОЧНАЯ?

Как эколог-эволюционист в душе, уже задаю себе те самые красивые вопросы: ну как получилось, что эволюционно человек так кислотно несовершенен? Может, он с силикатной бескальциевой планеты прилетел?.. Может, люди разбрелись по планете как раз из древних РДЖ?.. Но бог с ней, с философией. Её во мне много, а здоровья мало. Так что продолжим физиологию.

Почему такой солидный объём углекислоты не удерживает нужную кислотность крови? Потому что кровь – буферная.

В крови работают две главных буферных системы, и просто так её кислотность не столкнёшь. Буферный раствор – такой, что сам поддерживает свою рН, если её нарушают не слишком сильно. Гомеостазис! Азы и основы! Видимо, поэтому никто не смеет подвергать сомнению нашу константу «нормальной» крови: рН 7,4.

Главный буфер – гемоглобиновый. Протоны углекислоты, как уже упомянуто, помогают оксигемоглобину отдавать свой кислород. Но свободившись, гемоглобин сам захватывает часть протонов. Так он вносит свою лепту в поддержание равновесной нормы рН.

Ещё буферную ёмкость крови здорово увеличивает другой буфер: гидрокарбонатный. Он состоит из слабой угольной кислоты (Н2СОз) и её соли – гидрокарбоната кальция (Са(НСОз)2). Чем больше гидрокарбоната кальция, тем меньше диссоциирует и подкисляет кровь углекислота. Сам же гидрокарбонат раствор подщелачивает. И если его больше, чем нужно, равновесие смещено в щелочную сторону – со всеми вытекающими. Точнее, выпадающими в осадок. Выпадает карбонат кальция – известняк. Такова цена раздутой буферности при избытке кальция.

Методы задержки дыхания и прочие стрессовые подвиги как раз пытаются добавить в кровь углекислоты. Это хорошо, но этого явно недостаточно. К счастью, мы можем уменьшить буферную ёмкость, снизив долю гидрокарбоната кальция. Иначе – уменьшить уровень кальция в крови. Тогда углекислота сможет уравновесить гидрокарбонат. Глядя на графики буферности, можно видеть: такое равновесие наступает при рН 6,9. При этом на одну молекулу СО2 будет два иона НСОз-, а на пять протонов – три гидроксила. Сравним в кровью рН 7,4: на один СО2 – аж 20 штук НСОз-, а на пять протонов – 30 гидроксилов.

Итого: хорошая кровь – два в одном: и достаточно подкислённая, и содержит достаточно мало катионов кальция. Что тут принять за норму? Видимо, кровь долгожителей. В ней 5 мг/л кальция, а её рН = 6,9-7,0. Она нейтральна, а ещё лучше – чуть слабокислая. Для медиков – ацидоз на грани смерти. Напомню: медицинский эталон, т.е. кровь обычного нездорового европейца – щелочная, рН = 7,35-7,45. Замечу: медицинская «норма жизни» – 70-75 лет. Смотрите-ка: две этих величины связаны и соответствуют друг дружке. А нужны нам такие нормы?..

Итак, кровь могла бы вполне подкисляться углекислотой – если бы не гидрокарбонаты кальция. Убери их излишек – тогда углекислота начнёт отщеплять свои гидрокарбонаты, но при этом оставлять свободные протоны: Н2СОз == (НСОз-) + (Н+). И протоны начнут бурлить через мембраны клеток, и запускать синтез АТФ, и будет нам счастье. Один только отказ от молочного заметно улучшает ситуацию в крови. Поэтому главный путь улучшения крови – защита от лишнего кальция.

Но удрать от него не так просто. Не все готовы жить на дистиллировке и полностью отказаться от всего молочного, особенно от сыров – в них, как и в твороге, кальция больше всего. Выход – добавлять в кровь протоны. Их источник – любая съедобная органическая кислота, кроме щавелевой. Щавелька такая слабая, что её кальциевая соль нерастворима и выпадает в осадок. Все прочие – аскорбиновая, уксусная, лимонная, яблочная, молочная – равно хороши.

Кстати, самая сильная кислота – соляная, HCl – образуется у нас в желудке: пищу, как ни крути, надо обеззаразить, да и первичное пищеварение требует огромной кислотности – пепсинам нужна тьма протонов. Но её протоны в кровь не всасываются. Наоборот, протоны крови используются для синтеза HCl. А вот органические кислоты – всасываются прямо в желудке.

Белковая пища при расщеплении подщелачивает кровь. Почему – чуть позже. Пока же заметим: индусы заедают мясо лимонами; кавказцы, молдаване и южные славяне запивают сухим вином. Национальная кулинария очень многих народов предусматривает кислые соусы и закуски к мясу. Кетчуп, ткемали и томатные соусы разных видов – брэнды одной лишь Южной Европы. А самый главный русский брэнд – квашеная капуста, квашеные бочковые огурцы и яблоки. А в наше время и помидоры. Это «ж-ж-ж» неспроста. Неспроста и детвора любит всякие щавели, суёт прутики в муравейники и обносит сады задолго до съёмной зрелости.

Более того, Друзьяк снимает «клеймо позора» с уксусного консервирования овощей. И объясняет: гастриты и язвы, из-за которых уксус объявлен вне закона – результат той же щелочности крови. Главное оздоровительное средство Джарвиса – яблочный уксус с мёдом. А я вспоминаю, с каким наслаждением лопал ядрёные маринованные томаты советского ГОСТа. Оказывается, так моё умное тело пыталось мне помочь. Так что, если у вас нет особых конфликтов с уксусом, то и шарахаться от него не надо. И пытаться обелить натуральный фруктовый уксус, очерняя уксусную эссенцию – тоже. Уксусная кислота и там и там совершенно одна и та же.

ЛЕГКО ЛИ ЖИТЬ В ГОРАХ?

Попав в горы в 14 лет, я стал страстным туристом. Каждый год хоть пару раз – в поход! Пока не уселся в каталку в 47 лет, напрочь убив суставы. Но горы тут ни при чём, и я не об этом. Как истинный борец с самим собой, в младые годы нещадно гонял себя под рюкзаком – до тошноты, до обмороков. Кто всю школу промучился в толстяках, тот меня поймёт. Это особый кайф – типа, победить себя, превозмочь тело силой духа… Чтоб как у Визбора: «… Отыщешь ты в горах победу над собой!..» Во!

Так вот, много раз наблюдал, и сам не раз «болел горняшкой». Это когда на высоте 2000-2500 от перегрузок начинает постоянно тошнить, кружится голова, каждый шаг вызывает мучительную одышку, и так хреново, что не можешь спать. Казалось бы, ясно: ну ненормально это, с организмом что-то не так – задумайся! Но тогда это только прибавляло доблести: чем тебе хреновее, тем «победа над собой» круче! Буквально – чем хуже, тем лучше. Безумие, шиза. Господи, сколько хороших ребят погибло в горах только из-за этой геройской дури!

И только в 35, привычно испоганив себе три самых красивых альпийских дня, впервые задумался: а ради чего, собственно, я так над собой надрыгаюсь?.. Видимо, повзрослел наконец. И тогда приятель, опытнейший горник Саша Зудин, научил меня ходить без самоистязания – со свободной душой. Всё наконец встало на место: не я для гор – горы для меня! И мы с ним дважды ходили от Туапсе до Красной Поляны траверсом по Главному хребту, никуда не торопясь. И я ни разу не испытывал никакой горняшки, хотя шёл дольше и проходил больше, чем всегда.

Теперь знаю, откуда она берётся. Изначально – от оголтелых «держи темп!», «не отставай!», «ты обязан взять вершину!» и прочей шизы инструкторов-садистов, привыкших «проверять на вшивость» и «делать людей» из всех, кому не повезло попасть к ним в группу. В меня вбили эти «ценности» со школы. Я верил всей мальчишеской душой – и пыхтел со средним пульсом 220. На каждый шаг – вдох и выдох. Дикая гипервентиляция – углекислота падает – кровь резко ощелачивается. Клетки начинают задыхаться, становится хреново. Пыхтишь ещё жутче – кровь ещё хуже отдаёт кислород. В конце концов падаешь от головокружения: гипоксия мозга. А кислорода с высотой всё меньше!

Ой, тут опять путаница. Его не в воздухе меньше, как многие думают! Кислорода вплоть до высоты 50 км – те же 21%. А вот его давление падает вместе с давлением воздуха. Чем выше, тем меньше самого воздуха.

У моря, в Сочи, воздух накачивается в лёгкие с силой 760 мм. ртутного столба, а кислород в кровь – с силой 160 мм.рт.ст. Такова его доля в общем давлении – парциальное давление. Так вот, на каком-нибудь хребте Ачишхо, на высоте 2000 м, давление воздуха уже 600 мм.рт.ст., а давление ксилорода – 125. А на каком-нибудь Донгуз-Аруне, на 4000-х, остаётся 463 у воздуха и всего 97 у кислорода – чуть не половина от сочинского давления! Вот и в альвеолах оно ослабнет настолько же. Поэтому кислорода с высотой действительно меньше, только не процентов в воздухе, а реальных граммов на кубометр – вместе с воздухом.

Когда наши ребята лезут на какую-нибудь Джомолунгму, они поднимают в высотные лагеря кислород. Потому что 6000 м – это всего 80 мм.рт.ст. у кислорода, а 8000 м – около 70. Но надо ещё затащить туда все эти шмотки. Поэтому в базовом лагере, на высоте обычно 5000-5500, альпинисты проходят двухнедельную «акклиматизацию». И не просто живут, а ходят, тренируются, таскают грузы в ближайшие высотные лагеря. Вылазки чередуются с долгим отдыхом. Зачем такой режим?

Акклиматизация – слово неправильное. Климат ни при чём. Происходит именно адаптация к нехватке кислорода – наращивание дополнительных эритроцитов. Их количество надо почти удвоить! Вот для этого и нужны периодические нагрузки, а потом отдыхи. Но не стоит думать, что эти подвиги удлиняют альпинистам жизнь. Вы представляете, что значит удвоить эритроциты?..

Известно: многие высокогорные перуанцы, на несколько месяцев спустившись к морю, потом так и не могли адаптироваться к родным горам – задыхались и умирали. Испанцы, поднявшиеся жить в Анды на высоту 3900, на много лет утеряли способность иметь детей.

Терминальные состояния, накрывающие альпинистов на больших высотах, случаются чуть не в каждой экспедиции. И не все сохраняют способность вновь адаптироваться к высоте. Организм не выдерживает ломки, происходит срыв адаптационного резерва. Оклемался – считай, инфаркт перенёс.

Как ни странно, на высоте спасает частичное голодание. Это только кабинетные теоретики советуют «восполнять расход калорий». Ох, заставил бы я их жрать по 4000 килокалорий, затащив 25 кг на 6000! Критические нагрузки и адаптационный стресс на высоте практически отключают пищеварение – на него просто нет энергии. Всё, что организм способен усвоить – простые сахара и кислоты. Опытные альпинисты работают на мёде и клюквенном соке. И голодание, и сок подкисляют кровь – кислород усваивается лучше.

Мне это знакомо даже по высотам альпийского разнотравья. Если поход тяжёлый, первые три дня просто не можешь есть. Даже сладкий чай: ты его внутрь – он наружу. И страшно хочется кислого – а его как раз нету. Спасают кисловатые побеги кавказской черники, а выше – щавель. Почему мы никогда не брали с собой никакую кислоту?! Видимо, свято верили во вред синтетической лимонки и уксуса, аскорбинку считали лекарством, а лимоны было лень тащить… Братцы, берите в горы это всё – не пожалеете! Сушите клюкву и смородину, смешивайте с сухой лимонкой и мелите на кофемолке. Концентрат что надо – просто добавь медку!

Кстати, о чистоте воздуха. Мы привыкли воспевать «кристальный», «звенящий», «хрустальный» воздух гор и лесов с тем же энтузиазмом, с каким ругаем «вредный» воздух городов и помещений. Кажется, это ещё один миф. Друзьяк резонно замечает: воздух – самый малозначащий фактор, влияющий на здоровье. Везде, в любом равнинном городе в воздухе достаточно кислорода – а это самое главное. Пыль, даже если её много, фильтруется носоглоткой и трахеей – для этого там специальная слизистая, реснитчатый эпителий. Остальные примеси можно вообще не рассматривать – в обычном городе их слишком мало. И свинца, и других тяжёлых металлов. Во всяком случае, их в тысячи раз меньше, чем в дыме нескольких сигарет.

…Так всё же: правильно ли мы дышим? Правильно. Неправильно дышать вообще невозможно, как невозможно неправильно стучать сердцем. А вот внутреннюю среду, чтобы клетки кислород усваивали, мы себе создаём непра-а-авильно.

Но исправить её возможно.

МИНЕРАЛКА – «ЦЕЛЕБНАЯ КРОВЬ ЗЕМЛИ»

Тут я сразу расскажу всю главу 4 – она как раз о воде.

Часто важно не то, что вода вводит в организм, а то, что она выводит из организма.

Доктор Анри Юшар

Вообще, вся дальнейшая книга – раскрытие разных мифов. Если смотреть на нашу биохимию из толпы деловитых протонов, то многие аксиомы становятся мифами. В их числе и наша святая уверенность в целебности минеральных вод. Есть даже шик такой – простую воду не пью, пью только дорогую минералку. Как правило, это слышишь от людей весьма солидных, то бишь излишне нехудых и страдающих одышкой.

Оказывается, целебны только почти обессоленные, малокальциевые и кислые воды. Все прочие «соки земли» — откровенно гидрокарбонатные. Пия их в санаториях и покупая «нарзаны» с «ессентуками», мы ощелачиваем кровь и усиливаем кислородное голодание своих клеток. И опять прямая аналогия с коралловым кальцием. Минералка – знаю не понаслышке – фантастически выгодное дело. Слишком выгодное для правды. Тем паче, что её львиную долю разливают из-под крана, просто добавляя соду и соль. Нашу «Азовскую» так и лили много лет: не пилить же 30 кэмэ по ухабистой гравийке! И тем паче, что мы очень любим газировку.

Ну, давайте разбираться с водой.

Прежде всего – жёсткость. Что она такое?.. Я порыскал по энциклопедиям. Не поверите: «жёсткость воды – это совокупность свойств…» Ну, конкретнее некуда! «…Обусловленных наличием кальция, и отчасти магния». А что за свойства-то? А вот, видите ли, накипь – мешает системам отопления, перерасход топлива. Вот стирать мешает – мыло хлопьями осаждает. Вот ткани при стирке грубеют. А про организм, про кровь – ноль данных. Пишут только, что в жёсткой воде плохо развариваются продукты: кальций и с белками образует что-то нерастворимое. Но реакция организма на эти осадки уже никому не интересна.

Жёсткость измеряют в миллиграмм-эквивалентах на литр. Что такое эти миллиграмм-эквиваленты?.. Сколько их надо?.. Чтобы понять сию единицу измерения, нужно быть химиком. Я так до конца и не понял. Главное: 1 мг-экв/л кальция – это 20 мг/л кальция, а 1 мг-экв/л магния – это 12 мг/л магния. В основном жёсткость создаёт кальций.

Получается, нормальная для организма жёсткость воды – 1 мг-экв/л, не больше. Однако санитария думает иначе, и допускает жёсткость до 7 мг-экв/л — «во избежание ухудшения ее органолептических свойств». А «по согласованию с органами СЭС» – и до 10 мг-экв/л. Но по факту во многих районах, особенно на юге, жёсткость ещё в 6-8 раз выше. Люди пьют воду, в которой кальция, как в сыре – 1000 мг/л. И готовят на ней, и огороды ею поливают.

Ну не странно ли? Мы весьма интересуемся составом продуктов, разглядываем таблицы калорийности. А водой – никогда. Мы готовим пищу, доводя это до уровня искусства. А надо готовить – ВОДУ. Мы ограничиваемся «очисткой» воды. Но это не решает проблему. Воду нужно не чистить – её нужно ПРОИЗВОДИТЬ.

Говоря «минеральная вода», «лечебная вода», мы представляем: что-то такое ценное в ней содержится, какие-то соли. На самом деле, самые эффективные водные курорты стоят на маломинерализованных водах с минимальным содержанием кальция. И если сильноминерализованные воды применяются весьма узко, то маломинерализованные – при самых разных болезнях.

Один из примеров – знаменитый грузинский курорт Абастумани, что в 200 км от Тбилиси. Его воды минерализованы всего на 350-400 мг/л – вдвое-втрое меньше питьевых вод. И они дают выраженный оздоровительный эффект. Может, дело не в кальции? Но вот факт: в Сырдарье общая минерализация та же, а люди, наоборот, болеют ещё сильнее. Почему – никто так и не объяснил. А ответ в сравнении этих вод по отдельным элементам. В Сырдарье – 105 мг/л кальция, а в воде Абастумани – 18.

Точно так же и в водах Индигирки, Байкала, Лены, верховьев Чегема – по 10-15 мг/л кальция. Общая минерализация Байкальской воды – всего до 100 мг/л, почти как у дождевой. И о ней легенды ходят! Но в Лене вода такая же. И в Тугнусках тоже. Пока о нех никто не говорит. Но погодите – Ротшильды ещё повоюют с китайцами, чтобы уберечь от них эту глухую четверть России.

Ещё в 1949-м один из основателей нашей курортологии профессор А.А. Лозинский писал: чем меньше в воде солей, тем легче она впитывается организмом и проникает в ткани. Только маломинерализованные воды могут всасываться полностью – отсюда и высокая физиологическая активность, и лечебный эффект. Эффективны не растворённые соли, а сама вода. Такая вода промывает ткани, что доказано прямыми измерениями: в первые дни пития резко возрастает количество мочевины в моче – продукты неполного азотного обмена покидают ткани, в которых они скопились.

Минерализация упомянутого Малого Анюя – всего лишь 20 мг/л. Можно бесконечно пить эту воду – вся она будет впитываться и промывать организм. Тогда может и дистиллировку можно пить?.. Можно, а в первые полгода и нужно. Дистиллировка – не «мёртвая вода», а самая живая из всех. Это самая мягкая и кислая вода. Она нормализует кровь, активизирует обмен и вымывает нерастворимые соли. Брэгг со товарищи пил её всю жизнь, и уверенно являл миру пример здоровья, между прочим.

Врачи категорически против дистиллировки – но столь же категорически не могут это аргументировать. Единственный аргумент – мол, минералы вымоются. Так и хочется сказать: щщщщщаз! Мы что, с пищей минералов не получаем? Никто всерьёз не доказал, что они на самом деле вымоются и исчезнут. А вот разные камни, наросты и сосуды, ломающиеся как керамика, патологоанатомы видят постоянно. В дефиците может оказаться только калий, но его легко пополнять – с той же курагой или просто в виде солей.

Налицо ещё один сверхмиф, внедрённый в нас на уровне подкорки: главное – снабдить, обеспечить, заполучить! Все беды – от недостатка! Если чего не хватает – хана! Бочка Либиха и всё типа того. Воду оцениваем по содержанию минералов. Продукты – по содержанию питательных веществ. А ведь давно надо всё наоборот оценивать, братцы. Продукты – по безвредности и лёгкости переработки. Воду – по способности вымывать, промывать и подкислять. Разумность жизни – по ненужности лишних условностей, напрягов, действий и вещей. Но нам лень. Разумность требует думать и решаться. Куда проще и приятнее «добавить» что-нибудь в воду или проглотить с котлетой. ПОТРЕБИТЬ. Шопинг – это ж такой кайф!

Ладно. А остеопороз? Кальций же вымывается! Греби его лопатами! Организм умный, возьмёт сколько надо, лишь бы хватило! Но на деле всё не так. Первое: а кто сказал, что кальций уходит из костей именно потому, что его мало?.. Жуём мел, грызём яичную скорлупу и защелачиваем кровь окончательно. А кальций в кости так и не идёт – проверено. Зато идёт в почки и в сосуды. Это – второе.

Кальций – парень хитрый. Сам он по активности между калием и натрием – вроде в их компании. Но калий с натрием так же активны и в виде солей – их соли растворимы. А вот соли кальция склонны коварно выпадать в осадок. Калийной или натриевой соли хоть объешься – всё через пот и через почки вытекает. А соли кальция оседают, не покупая визы! В органах, в сосудах, в коже. И чем больше в крови кальция и гидрокарбонатов, тем они оседлее.

Кстати, гидрокарбонаты – второй фактор вредности воды после кальция. Напомню: они мешают углекислоте отдавать протоны. В нормальной, целебной воде – меньше 60 мг/л (НСОз-). Если их намного больше, вода только повредит здоровью.

Тут мы подошли к изобретению Друзьяка – правильной питьевой воде «Николинская». Она производится в Украине.

Сначала вода обессоливается способом обратного осмоса на мембранных установках. Я не знаю, что это за установки, но они удаляют 95% всех солей. Затем воду нужно обогатить тем, чего нам реально не хватает.

Проанализировав наш обычный рацион и учтя вымывающий эффект обессоленной воды, Друзьяк выделяет один такой элемент – калий. Для нормального обмена его должно быть всего вполовину меньше, чем натрия. Катионы калия – такие же важные активные ионы, как и протоны. Они сосредоточены в цитоплазме, а натрий – в межклеточной жидкости. Клетки изменяют свой мембранный потенциал, включая «калий-натриевый насос». Именно он сокращает мышцы. Он же проводит туда и обратно аминокислоты и прочие простые вещества. Он же обеспечивает передачу нервных импульсов. Калий здорово помогает почкам выводить лишний натрий, усиливает подвижность белков. Показано: добавки калия действительно усиливают обменные процессы. Ещё калий – главный регулятор синтеза соляной кислоты в желудке. В общем, после протонов это элемент номер один.

Но натрия – целые солёные океаны, а калия в наших пресных водах почти нет: он весь в почвенных породах. Поваренной соли мы едим очень много, а продуктов, богатых калием, крайне мало. Физические нагрузки, спорт, баня – калий постоянно теряется с потом. Клетки испытывают калиевый голод – и это второй по важности дефицит после протонного. Кстати, и повышенная кислотность желудка – результат именно калийного дефицита. Лечить её минералкой или содой можно бесконечно. Друзьяк приводит примеры, когда калий исправлял эти нарушения за месяц-полтора.

Все долгожители как-то пополняют запасы калия. Кавказцы едят много фасоли и кукурузы. Хунза и азербайджанцы – много абрикосов. Высокогорные перуанцы специально спускаются к океану за водорослями, которые сушат и носят с собой «для здоровья сердца».

Короче говоря, первый кандидат в целебную воду – калий. Самая разумная его форма – сульфат калия. Сульфат-ион регулирует секрецию желудка, легко усваивается и выводится, немного подкисляет кровь, переходя в сероводород. Да и сера нам не помешает: без неё нет нескольких аминокислот и многих ферментов.

Доказанный бальнеологический факт: сульфатная минеральная вода эффективно растворяет камни в желчном пузыре. Как тут не вспомнить о соке редьки, растворяющем желчные камни! А ведь крестоцветные богаты серой. Ещё сульфатная вода нормализует кишечник, устраняя реактивные эффекты.

Можно покупать калий в аптеках, но это непросто. Я нашёл всего один приемлемый препарат: панангин (он же – аспаркам). Смесь калийной и магниевой соли аспарагиновой аминокислоты. Всё это полезно, но цена – разоришься. Остальные под большим вопросом: гидрокарбонаты калия, хлориды. А вот сульфата калия в аптеках в принципе нет. Ну, Бог им судья. Я взял нужные соли (класса чда — «чистые для анализа») в магазине химреактивов.

Второй кандидат в целебную воду – магний. Его тоже недостаточно, а роли очень значимые. Входит в состав огромного числа ферментов, чем регулирует обмен. Сосудорасширяет, успокаивает, мочегонит, желчегонит, активизирует кишечник и много ещё чего. Слава Богу, сульфат магния продаётся в каждой аптеке. Это знаменитая слабительная «английская соль». Она и добавляется в целебную воду.

Всё прочее, включая микроэлементы, при внимательном рассмотрении изобилует в овощах, фруктах, орехах и зёрнах, и даже на истощённых почвах их вполне достаточно.

Итак, вот состав целебной воды «Николинская»:

Калий (К+) – 115 мг/л,

Магний (Мg+) – 24 мг/л,

Сульфат-анион (SО4-) – 238 мг/л,

общая минерализация – 377 мг/л,

рН – 6,5 (слабокислая).

И вот вам ИНСТРУКЦИЯ ПО ОЗДОРОВЛЕНИЮ С ПОМОЩЬЮ ЦЕЛЕБНОЙ ВОДЫ.

Напомню: сама по себе «Николинская», как и сама по себе дистиллировка, не даёт максимального эффекта. Если вы живёте на жёсткой воде, гораздо эффективнее использовать все механизмы:

а) исключить продукты, богатые кальцием, и б) подкислять кровь, в) пить целебную воду и готовить на ней.

Самые кальциевые продукты: сыры и творог, молочное, кунджут и миндаль, но рекорд держат солёная рыба с костями и рыбные консервы.

И последнее: для гарантии устойчивого оздоровления, особенно в первые месяцы, к воде нужно относиться, как к лекарству – ежедневно пить нужную дозу. Нужная доза – 1,5 литра. Меньше не стоит, а больше нет смысла.

Сам Николай Григорьевич и его супруга пьют целебную воду уже около тридцати лет. Первый эффект – за две недели клетки напитались водой до рабочего состояния. У самого Друзьяка исчезла излишняя сухощавость, вес прибавился на 7 кг – до нормального, и с тех пор не меняется. Следствие – в семье почти вдвое уменьшилась потребность в еде, особенно в хлебе и картошке. И ведь никаких аскетических усилий – едят досыта. Исчезла летняя жажда: целебная вода утоляет её несравненно лучше. За три месяца очистились почки и желчный пузырь, затем суставы.

У пьющих целебную воду происходит улучшение многих систем организма. Уходят гипертония, ишемическая болезнь, подагра и даже остеохондрозы. Проходят варикозные расширения вен и геморрой – это связано с уменьшением густоты крови. Почки очищаются намного эффективнее, чем от знаменитой трускавецкой «Нафтуси». А по способности растворять камни желчного пузыря этой воде просто нет равных.

Я начал с подкисления крови. Просто съедаю лимон в день, ем квашеные овощи, а утром и на ночь пью яблочный уксус с мёдом – и уже потрясён тем, как вдруг проснулся кишечник. За неделю он пришёл в такое состояние, в каком не был просто НИКОГДА: извиняюсь за детали, активно работает трижды в сутки, формируя всё самым идеальным образом. Активно чистятся и почки, что видно по утренней моче. И заметно прибавилось энергии. А вот желания пожрать – убавилось. Дистиллятор уже на столе, сульфат калия и магния – на полке. Начинаю весь комплекс нормализации крови. О дальнейших наблюдениях напишу к осени.

Глава 3. Как мы подкисляем свою кровь

Тут мы переходим от теории к практике. Но сначала рассмотрим основные методы бальнеологии и натуропатии. И выясним, хоть смейтесь: все они подкисляют кровь. И в этом – основа их оздоровительных эффектов.

КИСЛЫЕ ВОДЫ

Прежде всего – знаменитые «кислые воды». Это углекислые источники с содержанием Н2СОз больше 750 мг/л. Везде, где они есть, к ним – паломничество. И обязательные истории о пришедших на костылях, а ушедших на своих ногах, и всё такое. У нас такое место есть в горах над Архызом. Немало «кисляков» в Карачаево-Черкесии и Дагестане.

В честь них и Кисловодск назван. И особенно он показан сердечно-сосудистым больным. Углекислые ванны улучшают показатели кровообращения, быстро снижают давление. Тем же самым знаменита и Мацеста, и Пятигорск, и прочие сероводородные воды. Их ванны также увеличивают концентрацию протонов в крови. А углекислые воды можно ещё и пить. Точно так же действуют и различные слабокислые грязи.

А Друзьяк уверен: точно так же действует и подкисление крови органическими кислотами. И уверен не голословно, а на основе многолетних наблюдений. «Я надеюсь, что наступит такое время, когда вся профилактика болезней сведется только к подкислению крови, и люди будут изредка ходить в поликлиники с единственной целью – для проверки реакции своей крови». Представляю картинку! Заходишь, а на стенах под Маяковского: «Наелся мяса? Натрескался пончиков? Пополни, товарищ, запасы протончиков!» Или: «Вдыхай кислород – глотай водород!» И везде симпатичные мордахи улыбчивых здоровяков, как в рекламе. Картинка, однако, нереальная. При таком раскладе исчезнут сами поликлиники.

…Крайность, насмешка над бальнеологией?.. А я уверен: шаг к истине. Во всяком случае, в санаториях теперь буду куда осознаннее выбирать процедуры, и воду хлебать не всю подряд, и не с такими бессмысленными глазами на лбу, как раньше.

УРИНОТЕРАПИЯ



Страницы: Первая | 1 | 2 | 3 | ... | Вперед → | Последняя | Весь текст