эссе Друзьяк (3)

Для справки: в мясе всего 20-25% белков, так что немецкие 118 г мясного белка – это минимум полкило мяса, причём уже готового, уваренного или ужаренного. В рыбе, сырах и твороге – 15-20%, в колбасе и сосисках – 10-12%. В молоке, картофеле и кашах – около 3%, и только в рассыпчатой гречке 5,5%. В яйцах, кокосе и грецких орехах – 6%, в фундуке и кедровых орехах – 14%, в миндале и кешью – 20%.

В общем, потом Фойт сжёг всё это меню в печи и получил 3500 килокалорий тепла. Так родилась поныне здравствующая калорийная теория питания. Натуристы радостно утрируют её: мол, заправляй в топку по 400 г сала в сутки и больше ничего не надо. Тут они, несомненно, правы: не в калориях дело. Калории – теория откорма рабочего скота и страшилка для навязчиво худеющих. Не забуду нетленный вопрос Г.С. Шаталовой, заданный нашим академикам в моём присутствии: любая балерина почти ежедневно тратит по 5000 ккал, а ест не больше 800. Как же она не помирает?..

К теории калорий давно прибавилась нутрицевтика, теория биологически ценных и активных веществ. Можно и тут ухмыльнуться: добавь к салу несколько таблеток, и будет тебе счастье. Но ведь якуты почти так и питаются – салом и мясом, и даже без БАДов… Ох, уж эти якуты!

Через сто лет после Фойта примерно эти же цифры подтвердил и наш ВНИИ питания. Сто граммов белков – дневная норма в СССР! Мы впереди планеты всей! США довольствовались 70-ю г, Канада и Австралия – 55-ю. Однако ВОЗ, обобщим мировые данные, назвала иную цифру: 0,55 г на килограмм веса. Иначе – 30-40 г белка на взрослого. Японцы примерно так и потребляют, и даже меньше. А Шаталова ввела в практику и доказала: здоровому организму достаточно 13-15 г белка. И всего остального втрое меньше, и килокалорий всего 900. И сама жила так сорок лет, и тьму отказных больных подняла. Но это уже другая песня.

Теперь вглядимся в полноценность белков. Веря в сыроедение, я всегда относился к этим «изыскам пищевиков» с ухмылкой презрения. А зря! Оказывается, неполноценность белка – не последний фактор ощелачивания крови.

В полноценных белках есть все аминокислоты нашего организма, а в неполноценных каких-то не хватает. Полноценные – животные белки и соя. Они могут почти целиком пойти на постройку наших белков.

Прочие растительные белки в основном неполноценны. Самые полноценные из них – белки бобовых. Почти полноценные белки у картошки и риса, но их там мало. И вот научный факт: изрядная доля неполноценного белка окисляется как топливо. Это вызывает замедление роста новых тканей и сдвиг обмена. Видимо, отсюда и презрение диетологов к веганству.

Весьма разумный ответ я нашёл у вегана Александра Усанина. Тут мы опять логикой страдаем. Говоря о полном составе аминокислот, мы говорим именно об аминокислотах, а не о полноценном белке. Те аминокислоты, которых нет в пшенице, есть в фасоли и фундуке. А те, которых не хватает в рисе, изобилуют в сое. Вся Индия, Восточная Азия и половина Южной Америки издревле так и питаются: рис с соей, кукуруза с фасолью. Кавказ также ест мамалыгу с лобио, варит разные смеси злаков с бобовыми, заедая всё это зеленью и овощами. Вместе получается – весь набор аминокислот. Надо только знать, что с чем лучше сочетать для наибольшей полноценности.

Но я не призываю к веганству. Гораздо важнее определиться с тем, какое питание и при каких условиях даёт долгую, здоровую жизнь. И тогда не важно, вегетарианское ли оно. Согласны?

А если дело в высокой идее «я никого не ем», так я вообще любую веру уважаю. Фанатизма только боюсь. А сам верю, например, в природу. Она совершенна! И там все друг дружку кормят собой. Братцы, не нужно путать душевное убеждение и физиологию. Убеждение у веганов чудесное. Но и наши ферменты, легко расщепляющие животные белки, не менее прекрасны. Такой же дар Бога и природы, как яблоня или незабудки.

Есть более серьёзный веганский аргумент: откармливая животных, человек убивает почвы и природу. Ну, это как раз мой конёк. Компетентно заявляю: почвы убиваются не потому, что надо выращивать растения, а только по агрономической дурости. И природа тоже. Можно преумножать и то и другое, собирая ещё больше, а тратя меньше. И, кстати, физиология питания опять при чём.

Итак, белки. Самый ценный из животных – белок яиц. В курином яйце его 6-7 г. Он эталонный: усваивается практически полностью. А желток – вообще кладезь. Только не нужно пить куриные яйца сырыми: в них наличествует ингибитор трипсина, да и сальмонеллу можно зацепить. Сырыми пейте яйца перепелов. Вкусные – жуть!

Вовсе не обязательно и от других животных белков отказываться. Они не создают никаких проблем – если кровь достаточно подкислена, что выделяю особо.

Самые полноценные по аминокислотам – морская рыба и мясо курицы. Лично я больше люблю рыбу. Её белки и жиры усваиваются на 80-90%, и жиры в основном полиненасыщенные (хотя, если достаточно протонов, и это может оказаться не таким уж важным). Особенно ценной считается жирная рыба холодных северных вод: сёмга, норвежская сельдь, треска. Из океанических – тунец, скумбрия, сардины. Но особенно легко усваиваются морепродукты – любимая пища японцев. Креветок, кальмаров и всяких мидий просто обожаю. Бывая на Японском море, не знал большего кайфа, чем надрать огромных тамошних мидий, натаскать ёжиков и запечь в костре. В какой-нибудь прибрежной японской деревне я бы, наверное, просто блаженствовал.

Курица – неспроста самая традиционная из птиц. По аминокислотам намного богаче свиньи, коровы и барана, и усваивается лучше всех – на 75%-80%. В курятине максимум белков при минимуме жира. Столь же диетична индейка. Но курицу всё же намного удобнее готовить. А вот утка и гусь грубее и намного жирнее. Аэрогрили последних лет хвастаются тем, как легко вытапливают из них «лишний» жир.

Однако самые диетичные – кролики и нутрии. Усвоение – почти 90%, белки самые богатые. Единственное неудобство – много мелких косточек.

Но и это всё есть не обязательно. Потому что, да возрадуются веганы, самая высокобелковая пища – не мясо, а соя: 34-38% чистого белка! И белок рекордно полноценный, на уровне яичного. И усвоение самое похвальное. Реально, Божий дар. Так и тянет крикнуть «Эврика!», восторгаясь не только здоровьем китайцев и японцев, но и их историческим интеллектом. Вопрос в том, где нам взять сою. В нашей традиции её нет, выращивают – мизер, а то, что ввозится, на два трети гэмэошное. Но я уверен: разберёмся.

Прочие бобовые на уровне мяса: в чечевице – 25%, в фасоли и горохе – 20%. По полноценности они уступают яйцам, сое, курице и рыбе, но это легко исправить, добавив в кастрюльку что-то из перечисленного. Большинство блюд в мире так и готовится.

Итого: правда в том, что многие животные белки ценны и легко усваиваются. Расстройства пищеварения и организма вызваны не ими. Напоминаю: среди долгожителей, как и среди пышущих здоровьем островитян, не было и нет веганов!

И всё же я хочу объяснить веганам своё «штрейкбрехерство».

ЧЕМ ИМЕННО ОПАСНА МЯСНАЯ ПИЩА?

Придя к полезности уксуса, Джарвис наблюдал его эффекты в самых разных ситуациях. Даже с норками. Норки – хищники, но, как и большинство наших хищников, иногда едят ягоды и травы. Однажды им вдвое увеличили белковость корма – с 11% до 20%. И зверьки начали гибнуть от мочекаменной болезни – в мочевом пузыре накапливались камни из мочекислого кальция. Рацион вернули к 11% белка, и падёж прекратился. Но осталось периодическое головокружение, которое также бывает у норок от избытка белков. Джарвис рекомендовал добавку яблочного уксуса – головокружение прекратилось. Потом уксус перестали давать, и оно вернулось. Напомню: расстройство нервной системы – признак ощелачивания крови.

На самом деле избыточные белки ощелачивают кровь, а вовсе не закисляют, как писал Брэгг, а за ним и прочие натуропаты, а теперь даже и геронтологи. Каким образом? Очень просто: аммиаком (NHз). Он образуется при сжигании белков – окислительном дезаминировании. Токсичен и для нас, и для растений. В воде образует гидроксид аммония (NH4ОН) – щёлочь. Свободно проникает через клеточные барьеры и «съедает» свободные протоны, превращаясь в катион аммония (NH4+). Это также повышает щёлочность, увеличивая число гидроксилов (ОН-). Медики радуются: во, аммиак лишние кислоты нейтрализует!

В отличие от аммиака, аммоний нетоксичен. Его соли, образуемые в почках, легко выводятся с мочой. Легко выводится и мочевина – тот самый карбамид, сильнейшее азотное удобрение ( СО(NH2)2 ). Она образуется из аммиака и углекислого газа, и с ней уходит до 85% аммиака – до 18 г в сутки. За месяц – полкило. Если б не в унитаз, целую сотку картошки удобрили бы!

Это и есть первая сторона проблемы: достаточно протонов – аммиак лучше аммонизируется и удаляется. Недостаточно – остаётся и накапливается, сдвигая буфер крови в щелочную сторону и вынуждая медиков констатировать норму рН как 7,4. А в щелочной крови гемоглобин хуже отдаёт кислород. Сильнее прочих без него страдает мозг. Матереют головокружения, депрессии и прочие сдвиги крыши.

Вторая сторона проблемы: мы выводим аммиак ещё и в виде мочевой кислоты. Немного, всего 1 г в сутки, но именно с ней возникают проблемы: в щелочной крови её соли – ураты – почти не растворяются. Они откладываются в почках, и особенно в суставах, где нарушен кровоток: чем холоднее кровь, тем ураты менее растворимы. Это и есть подагра. Но ураты нормально растворяются в подкислённой крови.

В общем-то, не есть мяса и рыбы – логичный способ не накапливать лишнего аммиака. Но это палка об очень двух концах. При определённом раскладе она может шарахнуть дефицитом белка. К тому же, веганы и сыроеды исправно защелачивают кровь разными другими способами – налегая на бобовые, на сахар, на сдобу или на свежую пекинскую капусту без кислого соуса. Меж тем всё, что нужно организму, чтобы усваивать ценные животные белки без аммиачных, мочекислых и почечных проблем – достаточно подкисленная кровь. Достаток протонов, то есть 5-7 г лимонки или 30-40 г яблочного уксуса в день. Начинаем пить кислое – лишний аммиак в виде аммонийных солей и мочевины тут же начинает утекать в унитаз. А следом и мочевая кислота, и её соли – так же, как через 4-5 дней голодания.

И если уж говорить о подагре, то напомню: у главных мясоедов мира – якутов и чукчей – подагры не бывает. Мочевой кислоты в их крови – аж зашкаливает, а подагры нет! Значит, дело не в мясе. А страдают подагрой, видимо, любители молочного и сладенького, избегающие квашенного и кислого.

Среди «двенадцати причин, по которым стоит отказаться от мяса», одна особо интересна. Пишут буквально следующее: «Почему не следует есть мяса? Объяснение просто и логично: белок в десять раз труднее усваивается организмом, чем углеводы. Энергозатраты на переваривание белков составляют 30-40%, жиров — 4-14% и углеводов — 4-7% от основного обмена». Красиво! Я и сам много лет в это верил. А теперь вот вдумался.

Прежде всего, хотелось бы понять: как автору удаётся отделять «плохие» белки от углеводов, кушая горох, фасоль и орехи?.. Белков там столько же, сколько и в мясе. А в сое – полторы мясных нормы. Выходит, ничего страшнее сои нету! Затем нужно уточнить: какие именно «белки, жиры и углеводы» имеются в виду? И глюкоза, и дубовые опилки – углеводы. Альбумин яйца – белок, и неусвояемый коллаген – тоже. Хотелось бы также знать, как именно измеряли эти «доли энергозатрат от основного обмена». Как мы выяснили, обмен обмену – рознь.

Окстимся, братцы: обмен зря энергию не расходует. Если нам что-то не нужно, оно просто уходит в септик, не встретив понимания и отклика. Если помните, по закону круговорота, 70-80% органики мы так и так возвращаем почве. И если уж организм согласен на такие затраты ради белков, значит, они особо ценны и необходимы!

А идея «экономии энергии на обмене», видимо, проистекает от нашего общей тоски по энергичности, от недостатка драйва общего счастья на фоне затурканности и обжорства. «Ой, я така затуркана… Чего б такого съесть, чтоб хоть ещё на чего-нибудь энергии хватило?..»

Даже некоторые йоги пишут: в холодном климате и при физическом труде животная пища необходима. Правда, уточняют: надо только заедать её изрядной горкой свежих овощей и фруктов. Но ведь климат определяет как мясо, так и закуску. В тропиках – да, видимо, надо. А вот якуты, живя дольше йогов, заедают мясо разве что рыбой. Россия – страна не просто холодная. Глядя из йоговской Индии, из Турции Атэрова или из Калифорнии Брэгга, вообще непонятно, как тут люди живут!

Полез в биохимию пищеварения, и скажу вам больше: будь нам так чужды животные белки, у нас и ферментов для их расщепления не должно быть. Как у травоядных. Но они у нас есть, да не какие попало – экстра-класс, в полном ассортименте. К этому я ещё вернусь. А пока резюмирую: животные белки, особенно лёгкие и полноценные – хорошая еда, пра-а-авильная, чтобы о ней ни говорили.

Разумеется, мы говорим нормальной кислотности крови. И, естественно, о нормальном количестве белков. Их нужно примерно столько, сколько пойдёт на постройку новых белков. Видимо, это те самые 30-40 г в день, то есть пара яиц и 100-150 г мяса или рыбы. Всё сверх этого уже во вред: лишние белки будут окислены как топливо – то самое дезаминирование с выделением аммиака. Но ведь и лишние пряники, и лишняя редька, и арбузы – тоже не на пользу!

Кстати, яд змей, как и ос, и прочих кусачих – концентраты ферментов окислительного дезаминирования. Они разлагают белки мышц – аммиак отравляет ткани – воспаление. Так что если оса по нечаянности вонзила в вас свой шприц для инъекций, лучшее «противоядие» — приложить уксусный компресс. Или просто смачивать уксусом пронзённое место.

А теперь давайте оставим мясо, вернёмся в райский сад и трезво глянем на растительные белки, дабы веганы могли подкрепить свою веру знанием.

ОРЕХИ, КЛЕЙКОВИНА И ИЖЕ С НИМИ

После сои, самый полноценный растительный продукт – орехи и семечки. Их белки, коих до 20%, близки к полноценным и весьма усвояемы. Жиры, составляющие больше половины эндосперма, целебны витаминами и всякими полезными ненасыщенными «омегами». А вот углеводов в орехах всего 12-15%, что особо привлекательно для толстеньких. Съел 100 г – половину суточного белка получил. Не стоит увлекаться только миндалём и кунжутом: по кальцию они близки к молоку.

Жаль, но подобных дифирамбов нельзя пропеть белкам злаков. Их немало, от 7 до 15%. Максимум – в пшенице, минимум – в кукурузе и рисе. Но все они дефицитны по каким-то аминокислотам. Самые сбалансированные – овёс и гречиха. А вот самая культовая «царица полей» – пшеница – бедна лизином, метионином, изолейцином, триптофаном. Сбалансированных белков в ней – только четверть. И это так, даже если печь хлеб из цельного зерна. Остальные белки в основном топливные. Рожь благополучнее, но не намного. То есть, обожая хлеб и булочки, нужно особо заботиться о подкислении крови!

И вот тут нужно распутать одну путаницу. При дезаминировании выделяется аммиак, и кровь подщелачивается. Здоровому при этом хужает, больной не может исцелиться. Но злаки – признанные «углеводы». Видимо, поэтому Уокер и Брэгг обвиняют во всех грехах «крахмальную слизь». На самом деле, крахмал без проблем расщепляется ферментами кишечника – ойкнуть не успевает.

Хорошо сбалансированы белки у риса, но их там мало: 7-8%. Японцы совершенно справедливо дополняют рис морепродуктами и водорослями: как раз полный набор аминокислот. Роллы и суши – очень классная еда. Хороши белки у картошки, но их там вообще мизер – 2-3%. Так что русские дранники, они же чибрики – картофельные оладушки, замешанные на яйцах – вполне достойный ответ роллам.

Итого – то же самое. Вегетарианство – полезная и достойная штука, при условии, что диета в целом подкисляет кровь. Если же вегетарианствовать только от идеологии «не убийства», налегая на сахар, выпечку и молочное, то для здоровья и долголетия намного безвреднее есть птицу, рыбу и «морских гадов». В любом случае надо помнить: весь долгожительный Кавказ разводит баранов на шашлык.

НУ ЧТО БЫ ТАКОГО СЪЕСТЬ, ЧТОБ ПОХУДЕТЬ?!

Помянём добрым словом и углеводы. Это наша главная пища: 50-60%, а часто и до 70% рациона. И чем человек беднее, тем больше он есть хлеба, круп, картошки и макарон – они самые дешёвые. Вот от них-от мы и пухнем! Большинство ожиревших американцев – малообеспеченные люди, сидящие на дешёвом фаст-фуде.

Но если белки – строительный материал, нужный почти ежедневно, то углеводы – просто топливо. «Солярка». Уменьши их вдвое – ни один орган не пострадает. Наоборот, все облегчённо вздохнут! Выход очевиден: прекратить объедаться. Но это для нас уже слишком привычно – каждый прекращал много раз, и не раз ещё попробует. По себе знаю: умом – да и да! Но стоит увидеть глазами, как ум тут же незаметно сваливает, оставив тебя на произвол аппетита. Можешь изучить всю диетологию и биохимию, можешь себя ругать и раскатывать по асфальту, но против накрытого стола это всё бессильно: испарившись, ум оставил вместо себя хитрейшего чёрта – «ЗАВТРА РАЗГРУЖУСЬ». Смотришь в тарелки, и свято веришь: «завтра…!» А себе не верить – себя не уважать!

Но Друзьяк решил: наваждений не бывает. Не можем мы без реальной причины так зависеть от еды. И причина таки нашлась.

Все углеводы, включая сахарозу, лактозу, крахмал и наш гликоген, в конечном итоге дают глюкозу. Глюкоза – наше элементарное, первичное топливо. В крови её в среднем 1000 мг/л. Во всём кровотоке – 5-6 г. Надолго ли их хватит? Если бодрствуем – всего на 15 минут. А когда возникает желание перекусить? Когда глюкозы в крови становится меньше.

Вот для этого и нужны инсулиново-глюкагоновые «весы». Наелись – глюкоза зашкалила – инсулин консервирует её в гликоген, наш аналог крахмала, а излишки распихивает по клеткам. Наработались – глюкоза упала – глюкагон дробит гликоген обратно на глюкозу. Так и поддерживаются наши 1000 мг/л глюкозы в крови.

Депо гликогена ограничено: его можно наработать всего 350 г – запас «быстрой энергии» на сутки. Вся лишняя глюкоза депонируется в жиры – запас медленный, требующий перестройки обмена, зато по объёму неограниченный: жирей хоть до полутонны! И вот, имея в избытке и жир, и гликоген, мы уже хотим есть. Запасы не расходуются, а глюкоза в крови падает!

Тут нам, конечно, говорят: не ешьте сахар, мёд, белый хлеб, кондитерию, картошку – всё, что быстро поднимает глюкозу. А ешьте то, что отдаёт глюкозу медленно: хлеб – зерновой, отрубной и ржаной, каши, бобовые, овощи. Отдавать глюкозу медленно – и есть «низкий гликемический индекс».

Оно бы и так, но проблемы это не решает. Быстрое усвоение и запасание глюкозы – вовсе не беда, а логичный и необходимый природный механизм выживания. Гликоген тем и ценен, что и запасается, и разлагается за минуты. К тому же только он может расщепляться анаэробно, в моменты внезапных сильных нагрузок. Столь же естественно и запасание жира: он энергетически выгоднее. Эквивалентный запас гликогена вместе с его водой весил бы на порядок больше, чем жир! Не всякая птица вообще взлетела бы, а не то, что до середины Днепра…

Так что дело не в усвоении и не в накоплении. Дело в задержке распада гликогена. У толстеньких этот процесс буксует, и глюкоза в крови начинает падать уже через час после обеда. Многие органы терпят: инсулин им не даёт. Но мозг, а также печень, терпеть не могут. Их питание зависит только от концентрации глюкозы в крови, потому что питаются они приоритетно, напрямую, без всяких лимитов. Нет нормы – мозг бьёт тревогу, и вы зигзагами флонируете по квартире, невзначай приближаясь к дислокации холодильника. Втянувшись в дверной проём, ощущаете особый уют и комфорт в кухонном пространстве. И вот под этим гипнозом блаженно пихаете что-то в рот. И оно вынуждено отложиться в жир, потому что 80% гликогена ещё не израсходовано! Ну почему всё так несправедливо?..

Ответ могут подсказать растения. Эндосперм семян – в основном крахмал и жиры. Замочи в воде – крахмал разлагается на глюкозу, семя прорастает. И вот интересно: только в момент выхода корешка в семени резко увеличивается содержание витаминов С и Е. В этот момент проростки и называют целебными. Но витамин С – кислота, главное условие для гидролиза крахмала. Витамин Е тоже поставляет протоны – закисляет среду для распада жиров. Скажете: ну, сравнил растения с животными! Не скажите. И гены общие есть, и основы биохимии те же. Много и общих ферментов. Не знали?

Как-то так получилось: говоря о ферментах, мы описываем их структуру, реакции, что угодно, а вот среду для их оптимальной работы упоминаем лишь вскользь. Нам кажется, что организм всегда сам создаёт им нужную среду. Но если бы это было так, мы бы не болели!

Главные факторы для ферментов – температура и рН. И если с температурой у нас относительный порядок, до с рН – сами уже знаете. Меж тем, каждый фермент нормально работает только в очень узком рН-оптимуме. Измени рН на две десятых – скорость ферментативной реакции замедлится на порядок. Измени ещё на две десятых – фермент просто выключится. Вот именно поэтому рН разная в разных частях клетки и в разных органах.

Распад гликогена –процесс ферментативный. И коль скоро среди долгожителей нет ни обжор, ни толстых, то оптимум для этих ферментов задаёт, очевидно, подкислённая кровь с рН 6,9. А наша кровь – щелочная. Поэтому «гликогеновый аккумулятор» в ней и буксует. Скорее всего, это и есть первая биохимическая причина наших ожирений. Подкислили кровь – гликоген разлагается быстрее – меньше хочется есть. Поели – лишняя глюкоза стала не жиром, а гликогеном – меньше толстеем.

Вторая причина – жиры. Если глюкозы не хватает, они могут поступать в кровь из жировой ткани. Мышцы могут получать энергию прямо из них. Но для этого их также нужно гидролизовать – разложить до жирных кислот и глицерина. И тут опять нужна кислая среда – в щелочной окисление жира затруднено. Очевидно, неспроста печень окисляет жирные кислоты с выделением кислых кетоновых тел: если уж дело дошло до жиров, их усвоение надо облегчить.

Можно с этим спорить, но на практике – работает. Многие отметили снижение веса и восстановление мирных отношений с аппетитом, когда стали подкисляться и пить целебную воду.

ЕСЛИ УЖ ГОЛОДАТЬ, ТО УМНО!

Человеку с подкислённой кровью вряд ли придёт в голову голодать «для очищения» — у него и так нет проблем со шлаками. Аппетит голоданием не окоротить – наоборот, он только впадает в злобу. Так что, если уж голодать, то только для экстренной сброски веса, если очень надо. Ну, там, в кино сниматься, или замуж срочно выйти – бывает. И голодать не как попало, а по максимуму мобилизуя и гликоген, и жировую клетчатку.

Вот методика Друзьяка.

МОБИЛИЗУЕМ ГЛИКОГЕН И СНИМАЕМ ЧУВСТВО ГОЛОДА. На литр обессоленной воды – чайная ложка лимонки (принципиальным натуристам – весь сок одного лимона) и три-пять ложек мёда или сахара. Ещё лучше – и стакан сухого вина. Пьём полтора-два литра в день. Чувство голода сходит на нет: кислота мобилизует гликоген, а мёд поставляет в кровь дополнительные сахара. Трудно на мёде – съедайте в день пару яблок или апельсинов.

МОБИЛИЗУЕМ ЖИРЫ. Первые пять дней принимаем по 2-3 столовых ложки растительного масла холодного отжима. Вкуснее смешать его с лимоном, мёдом и щепоткой соли. Хорошая альтернатива маслу – десяток грецких орехов в день. Растительные жирные кислоты быстро активируют синтез кетоновых тел. Белки орехов берегут от потери собственных белков. Ещё больше сытости и меньше дискомфорта.

Так можно «голодать» дней десять-двенадцать, продолжая жить обычной жизнью и полноценно работать – а это значимо для нас, хронически занятых! Вес уходит за счёт естественного расхода жиров. Никакого стресса нет, и «голодать» можно через каждые две недели, пока не нахудеешься до полного счастья. Надо ли ещё повторять, что главное – отказаться от молочного?

Не могу не вспомнить «медовое голодание», изобретённое для себя известным садоводом и травником А.А. Казариным. В день он пил два литра воды, в которых растворял сок одного лимона и сто граммов мёда – всё по Друзьяку, кроме масла. Голодал десять дней, перед дачным сезоном и перед зимой, и оздоравливался весьма успешно. Однажды я последовал его примеру – мне тоже понравилось. Это и есть УМНОЕ ГОЛОДАНИЕ. Точнее – активизация и коррекция углеводного и жирового обмена на фоне подкисления крови.

Но вы – голодатель с принципами. Вы возмущены: ну и что это за голодание – с питанием?! Ага. А вам обязательно нужны бескомпромиссные аскетические подвиги, освящённые вашими гуру?.. Дней сорок, из коих десять насухо? Знакомо. И понятно, как дважды два. Вовсе не здоровье вам нужно. Вам нужен кайф от подвига, и ради него вы готовы здоровьем рисковать. Знаете, что такое гордыня? Это тот гранатомёт крутейшей правоты, из которого мы пытаемся замочить свои неистребимые комплексы.

Не убедил? Арбайтен, арбайтен. Только пожалуйста, вчитайтесь в учебники, где говорится о строгом соблюдении правил и режимов, и особенно внимательно изучите противопоказания голоданию. Потому что (привожу по памяти) «…все организмы реагируют на голод по-своему, и никто не знает, где у вас тонко, и когда и что может включиться… Из-за вашей самодеятельности вы можете попасть в реанимацию…»

У меня включилось. Пережил семь лет мучений, стал инвалидом. Не хочу, чтобы включилось у кого-то ещё.

ЖИРЫ

Говоря о жирах, нельзя стричь всех под одну гребёнку. На жарком Кипре продавцы свинины выбрасывают срезанный жир, как мусор. А якут специально ест самое жирное мясо, поэтому спокойно ночует при сорокаградусном морозе. Физический труд и переносимость холода исторически связаны с дважды калорийным жиром – и на Чукотке, и в Абхазии. Наоборот, тихий умственный труд где-нибудь на Сицилии в жирах практически не нуждается.

Птицы совершают перелёты только на жировой энергии, как и пересекающие пустыню верблюды. У них кровь кислая. А у свиней кровь щелочная – вот они и жрут в три горла, тут же откладывая всё в жир.

Но особенно поучительно наблюдение о пчёлах. Доказано строгими опытами: развитие и «долгожительство» пчёл связано именно с качеством корма. Новорожденных личинок кормят маточным молочком всего три дня, и за это время они вырастают аж в 250 раз. Матку кормят маточным молочком всё время – и она становится МАТКОЙ. Легендарное маточное молочко – кислый концентрат белков, сахаров и жиров (12,3% — 12,5% — 6,5%). В нём полпроцента молочной кислоты – как в хорошем квасе.

Вторая по легендарности – перга, то бишь пыльца, законсервированная молочной кислотой и мёдом. Ею кормят личинок после трёх дней, и те становятся пчёлами в ударные сроки. Так вот: летняя пчела, работающая на чистом нектаре, живёт всего полтора месяца. Но если летних пчёл кормить пергой, они живут до следующего сезона, несмотря на постоянный каторжный труд на свежем воздухе. Пчёлы-долгожители и матка – те, кто ест очень много белка и немало жира, и всё это подкисленное.

И это ещё не вся премудрость.

Оказывается, дело не в самих калориях, а в способности пищи усиливать энергообмен. Эта способность называется «термогенным действием». Выше всего оно у белков, особенно у яичного белка. У углеводов – на порядок меньше. Но самое высокое – у смеси белков, углеводов и жиров 2:2:1, как в маточном молочке. Почему? Потому что без жиров не окисляются жирные кислоты. Кровь не подкисляется кетоновыми телами. И тогда вся лишняя глюкоза – о, боже! – начинает превращаться в целлюлит.

Заметим: «золотое соотношение» маточного молочка – это примерно равная энергия от белков, углеводов и жиров. Знаете, кто научно рекомендовал смешивать мёд с грецкими орехами? Ещё Авиценна.

А теперь – о жирах био-активных, структурных и строительных. Это и есть наши пресловутые «омеги» — жирные кислоты. Они разные. Насыщенные ЖК – сугубое топливо медленного разгона типа бараньего или свиного жира. Но чем больше в молекуле двойных связей между атомами углерода, в которые можно всунуться и встрять, тем кислота более ненасыщенная, и тем она активнее. Несколько двойных связей – кислота полиненасыщенная.

Ненасыщенных кислот полно в растительных маслах. Из них мы можем синтезировать только две. А вот полиненасыщенные мы вообще не синтезируем. Их три: линолевая (которая омега-3), линоленовая и арахидоновая (которые омеги-6). Незаменимые, бывший «витамин Р». Их роли и эффекты слишком многочисленны и трудночитаемы, чтобы в них вникать. Тут всё, от синтеза гормонов до передачи нервных импульсов. Линолевая – самая обычная кислота – есть во всех маслах, а вот омеги-6 надо ещё поискать.

И вот, если глянуть на растительные масла с точки зрения их «полноценности» по составу и соотношению «омег», картинка получается непривычная. Самым ценным оказывается соевое масло. Опять соя! Но его у нас почти нет. Близки к нему – конопляное, которого тоже нет, и кукурузное. А вот раскрученное оливковое – на втором месте, но с конца, сразу после пальмового. По «омегам» — почти тот же свиной жир.

Самый лучший источник всех «омег» — грецкие орехи. В них ещё и витамин Е, и белки. Много ценных ЖК в морской рыбе: скумбрии, ставриде, лососевых. Голландцы отследили: если говорить об инфарктах, то дело не столько в качестве съеденных белков, сколько в наличии сопровождающих их «омег». Опять маточное молочко?..

МЁД И САХАР

Наш вопрос вот в чём: правда ли, что мёд целебный, а сахар – вредный?

Для справки: сахароза – это глюкоза с фруктозой, связанные в одну молекулу. Дисахарид. Мы сахарозу прямо не усваиваем, сначала расщепляем обратно на глюкозу с фруктозой. А расщепляется она в растворах кислот. Это есть в школьных учебниках.

Глюкоза на вкус чуть преснее сахарозы, а фруктоза почти вдвое слаще. Потому и такая дорогая.

Но мы – о целебности.

Что такое «божественный нектар» цветков? Увы, в основном сахароза. Есть растения с глюкозным или фруктозным нектаром, но их немного. Всё чудо происходит в зобике пчелы: там нектар разлагается на глюкозу и фруктозу. Поэтому мёд слаще сахара. Правда, из этого сиропа надо ещё воду выпарить, но это как раз не проблема. Попробуйте махать крыльями 250 раз в секунду, как пчела – за минуту всю воду испарите!

То есть мёд – это уже разложенная сахароза. А сахар – ещё не разложенная. На её разложение мы тратим свою кислоту, отдаём протоны, и кровь ощелачивается. Мёд же усваивается сразу, без затрат, и в нём даже есть немного своих кислот. Вот и вся разница, не считая благостной ауры и мизера веществ, легко восполняемых кусочком морковки.

Кстати, как раз это и объясняет, почему мёд мёду – рознь. Одно дело – пчела летит с километр, и нектар в зобике успевает разложиться. И совсем другое – кормушки с сахарным сиропом возле ульев. Один наш изобретатель даже предлагал такой способ производства «лекарственного мёда»: наполняй кормушки сиропом на лекарственных травах – вот тебе и «целебный мёд»! Не сообразил, бедолага: это вообще не мёд. В сотах та же сахароза будет, пчела не успеет наработать молочную кислоту. Такой «кормлёный» мёд и сейчас иногда продают. По вкусу он напоминает сахарный сироп.

Многие страны производят инвертный сахар, уже разложенный на глюкозу и фруктозу. Его легко приготовить и дома, только глянь в интернет.

Вывод? если мы достаточно подкисляем кровь, то и сахароза вреда не принесёт.

ВИТАМИНЫ И МИНЕРАЛЫ

«Витамины и минералы» — ещё один благоговейный брэнд нашего времени. На смену «калорийности» пришла «биологическая ценность». Раньше мы ели для пополнения энергии, но теперь это архаизм, и мы едим только для того, чтобы поглотить необходимое количество «биологически ценных веществ». А сыроеды – чтобы напитаться ещё и живыми ферментами. Но факт всё тот же, братцы мои: ни то, ни это не помогает. Не в этом выход. Слабо нам прожить сто лет на мясе, как якуты!

На мифе о «витаминах и минералах» поднялась многомиллиардная «цунами» индустрии БАДов. Их главная идея убедительна до хамства: стрессы и нагрузки требуют всё больше БАВ, а истощённые почвы дают всё меньше – спасайте же себя! И мы вместе с целителями и врачами ввязываемся в увлекательное изучение бесконечных «панацей» от разнообразнейших фирм, искренне веря, что «семена редкого вида аралии» или «молоки уникальной каракатицы» можно добывать сотнями тонн. Эх, посчитать бы, сколько денег я выкинул за эту святую надежду!

Слава Богу, и тут всё очень просто. Первое условие работы наших ферментов – кислая среда. Но есть и второе: нужные вещества, включатели, посредники и активаторы реакций. Витамины – и есть эти вещества. Штука в том, что в кислой крови их нужно очень немного: все молекулы эффективно используются. А в щелочной, где ферменты буксуют – во много раз больше. Не умея создать ферментам среду, мы пытаемся сдвинуть обмен витаминами. Опять Сизиф катит камень на гору, которую сам себе построил!

Как выглядит проблема дефицита витаминов, если кровь подкислена? Так же, как «проблема дефицита кальция». Аскорбинку можно заменять уксусом или лимоном. Витамина Д у нас достаточно, если просто не жить в пещере. Недельный запас витамина А – в двух морковках. Всех прочих выше крыши в обычном овощном салате.

Якутов и чукчей специально исследовали на тему витаминов. Оказалось – в несколько раз меньше нормы. Подняли проблему, начали этих дедов стращать, учить… А они говорят – да некогда нам, за оленями вон бегать надо… Хоть кино снимай, ей-богу!

С минералами – ровно та же свистопляска. Сегодня вычитали про кремний – где взять крапиву!? Завтра – про молибден. Только в чесноке есть германий! Селен – элемент жизни! Джарвис пишет про йод, Брэгг – про калий, все хором – про кальций… На самом деле, в разных овощах и фруктах достаточно всего. Шаталова сорок лет соли не использовала – даже её в растениях хватало. И всё это достаётся нам – если не свяжется и не выпадет в осадок в щелочной крови.

Единственное, на что стоит обратить внимание – на добавку калия. А если вода бедна йодом, то и йода. Лучше всего он усваивается в виде кислого «синего йода» — достаточно капнуть пару капель йодной настойки на белый хлеб. Однако самое главное – не получить, а избавиться. От лишнего кальция. Единственный способ прекратить мучения Сизифа – убрать саму гору. Она – кальциевая.

ЧТО ЗНАЧИТ ЭФФЕКТИВНОЕ ПИТАНИЕ?

Ответ на этот вопрос конкретно показал великий авторитет в натуропатии – Джарвис. Описывая эффекты яблочного уксуса, он приводит опыт с коровами. Им стали добавлять в корм по 40 мл уксуса дважды в день. И что вы думаете? Поедание корма снизилось на треть, при этом удои выросли на четверть. Другой фермер откармливал молодняк. И убедился: с уксусом телята растут лучше, поедая вдвое меньше корма. Вот вам и ответ! Но мы увлеклись уксусом, а суть не заметили.

Она проста: 1) следи за подкислением крови, 2) удаляй лишний кальций отказом от молочного и мягкой водой, и 3) старайся придерживаться «соотношения маточного молочка», не отказываясь ни от чего – и тогда можешь есть любую натуральную пищу, не заморачивая душу и мозги никакой физиологией, диетологией, калорийностью и нутрицевтикой. Обмен нормализуется, отдача энергии усилится, обжорство капитулирует, лишний жир уйдёт, недостающий – придёт. А что ещё человеку надо?!

…Кстати, есть отличная замена молоку. Любите молоко – пейте соевое, хоть литрами! Кальция нём мало, а белки – не какой-то там казеин убогий. До сих пор жалею, что соевый магазин у нас в Северской не выжил. Обожаю соевое молоко. Вообще, люблю соевые продукты «молочного» ряда. Если кто-то знает кубанских производителей нашей сортовой сои (которая не ГМО) – поделитесь.

А я делюсь тем, как приготовить молоко. Очень просто! Промыл сою, залил кипятком, дал разбухнуть. А потом просто пропустил через шнековую соковыжималку. Например, «NUC». Эти и подобные супер-выжималки производятся в Корее и высылаются через интернет. Жмут всё в сухарь. Даже из свежих орехов молоко выдавливают!

ЖИТЬ ПО ЗАКОНАМ ПРИРОДЫ

«Законы Природы», «мать-природа» — чуть не главный лозунг, означающий правоту натуристов и аскетов всех мастей. Прекрасно. Остаётся только понять эти законы, храбро признав: пока что мы не знаем ничего. Надеюсь, вы уже пришли к этой мысли.

Вспоминается картинка из начала 90-х. Электричка, мы с детьми едем в какой-то поход, веселимся. Напротив – суровый брадатый старец. Минут пять он терпел нашу возню, а потом решил навести порядок. Но как! Ни много ни мало, он уличил детвору в несоблюдении «вселенских законов». «Вы знаете, что такое законы вселенной? Вы живёте по законам космоса?» — вопрошал он, зло глядя из-под густых бровей. Представили? На полном серьёзе он верил, что ЗНАЕТ законы Вселенной!

Натуропаты и целители учат жить «по законам Природы» с такой же убеждённой наивностью. И каждый – по своим. И у всех есть убедительные доказательства и успешная практика.

По Брэггу главный закон природы – голодание, ведь все звери периодически голодают. По Атэрову – сыроедение: все животные питаются сырым. По веганам – не есть никакой плоти: мы не хищники. По Шаталовой – плодоедение и малоедение: так устроено наше пищеварение. Кто-то уверен, что главный закон природы – движение и бег: всё живое постоянно бегает. А кто-то убеждает нырять в прорубь, поскольку Природа создала кожную терморегуляцию. Пробуешь и то, и то, и это, всё вроде помогает, но ненадолго, да ещё изрядно утомляя…

Пытаясь объять всё это, впадаешь в тихое замешательство. А если сюда примешиваются ещё и эзотерики с солнцеедами – вообще туши свет. Для них закон природы – питаться только праной, энергией космоса. Так и не понял, почему они её в космосе ищут – она же тут, в нас, во всём живом. Вон, я прочёл Друзьяка – озарился – сразу втрое праны привалило! А они голодают, сыроедят, носят себя с трудом – и уверены, что готовы перейти на солнцеедение, «только вот семья не даёт…» В общем, если вы не солнцеед, давайте не будем этим одумляться.

Озаботимся реальным законом природы: мы — ЖИВЫЕ, и едим, чтобы ЖИТЬ. Всё, что нам нужно от пищи, это: а) энергия, б) строительный материал, в) оптимальная рН крови. Всё, что нам нужно знать о продукте, это а) насколько он нам нужен, б) как он влияет на реакцию крови, и в) как нейтрализовать ощелачивание – если уж наелись.

Давайте храбро исходить из фактов.

По факту, Природа дала нам в пищу и растения, и животных. По факту, нам дана возможность долго жить и на том, и на этом. И огонь, по факту – вещь абсолютно природная. Но, по факту же, Природе абсолютно безразлично наше долгожительство. Она прекрасно обошлась без нас, создавая устойчивые экосистемы и сотворяя биосферу. Она не указывает нам, что именно нужно есть. Она не заботится, чтобы везде текла обессоленная вода.

Природа делает мудрее: каждый её вид живёт только там, где ему лучше всего. Вот это и есть один из главных, непреложных ЗАКОНОВ ПРИРОДЫ. Это и есть подсказка Природы, наш ключ к познанию себя. Но человек стал космополитом – расползся всюду от Арктики до Антарктики, презрев свою видовую природу и спутав все карты. И всё же на планете остались островки нашего видового ареала районы долгожительства. Именно они – единственные показатели самой оптимальной среды для выживания нашего вида. Значит, их главное общее качество и есть наш главный закон Природы. А главное общее качество организмов долгожителей – главный закон организма человека.

Наш внешний закон – обессоленная вода. Наш внутренний закон – подкисленная кровь. Если тело живёт по этим законам Природы, всё прочее происходит в основном само собой. И тогда душа освобождается от самой тяжкой и неразрешимой проблемы: как уберечь своё бренное тело. Душа освобождается для жизни. Все медицины, натуропатии, оздоровления, БАДы и панацеи, все режимы и аскезы, все комплексы и самобичевания отваливаются, рассеиваются, исчезают, как морок. На самом деле, они и есть морок.

Представили?..

СЫРОЕДЕНИЕ

Оговорюсь сразу: от сыроедения не пытаюсь отвратить никого. Если не фанатеть, это эффективный способ оздоровиться. Но Друзьяк заставил думать, и я с благодарностью принял вызов. Приглашаю и сыроедов. В конце концов, больше понимать – значит сыроедить с меньшими трудностями и с большей пользой. Очень уважаю Вику Бутенко: вдумалась, разобралась – и вот прорыв: зелёные коктейли. Умница! Благодаря ей мой блендер в две лошадиных силы по утрам жужжит более осмысленно. Правда, не каждый день, но всё-таки.

Сам пытался сыроедить, вдохновившись Атэровым. Принял всё на веру, не вдумываясь. Пока голодал и сыроедил – оздоровился. По сети до сих пор ходит моё заразительное эссе об опыте Валентина Юрича Николаева. Оно многим помогло устроить себе сыроедческий опыт. Но сам я долго не продержался. Теперь вижу: и слава Богу. Аскеза только по вере – тупик. Как хорошо, что знать и понимать я всё же люблю больше, чем верить!

Видел немало «сыроедов по убеждению». Сыроедение они несут, как знамя. Как правило, они молоды, здоровы, энергичны и вполне самодостаточны. Но в них я не видел главного: душевного покоя, добродушия и счастья. Трудно быть счастливым, если твоя идея-фикс – столь продвинутая аскеза. Трудно любить людей, видя, как они «убивают себя варёным». Я бы сказал так: веря в свою особую гармоничность, сыроеды лишены гармонии. Аскетствуя, ощущал это и сам: если живу так истинно и правильно, отчего же мне так безрадостно?.. Сейчас понимаю: гордыня это была, братцы. Как я рад, что пережил её!

Теперь мне интереснее просто факты. Валентин, несмотря на яркие прорывы в физическом состоянии, всё же недолго был чистым сыроедом. Вахэ Даниэлян тоже не чистый сыроед. Сыроедить начинают многие, но почти все бросают, и остаются единицы. Помните – так же и с бегом. Но чтобы озадачиться всерьёз, достаточно одного факта: среди сыроедов нет долгожителей, а среди долгожителей нет сыроедов. Вот и давайте озадачимся. Вникнем в главные сыроедческие убеждения.

1. Природа всем даёт только свежую сырую пищу, значит, именно такая пища – идеальная. Знаете, тут слышатся мифы о райском саде и о Прометее. Только огонь нам дал не Прометей. Огонь дала природа. Молнии и вулканы были всегда. А главный огонь Природы – Солнце – даден от начала времён! Лесные пожары, хоть и не часты, но регулярны в биосфере. В тропиках можно яйца на песке печь. Возможно, поэтому животные имеют очень разнообразные ферменты. Любой хищник может усваивать печёное и варёное мясо. Козы, коровы и свиньи трескают и варёные овощи, и хлеб, аж челюсти трещат.

Но есть и другая сторона сырой свежести. Многие «морские гады» и хищные насекомые сначала впрыскивают в жертву свой пищеварительный сок. Она сырая после этого? Ещё изрядная часть животных, в том числе и млекопитающих – трупоеды. Их пища переработана гнилостными микробами. Она сырая?.. Эскимосы закапывают мясо в землю, и едят, когда оно протухнет и разложится. Ирландцы так же «гноили» птицу, вывешивая на солнце. Французы так же ждут, пока плесень съест сыр.

Что именно имеется в виду под «несыростью»? Денатурация белков, инактивация ферментов? Но белки разрушаются отнюдь не только температурой. В природе они разрушаются химически – кислотами, щелочами, протеолитическими ферментами. Попав в ваш желудок, лист салата тут же становится ужасно несырым и жутко несвежим. И правильно делает, потому что живой лист усвоить невозможно.

Есть и третья сторона. Наша планета – лёд и пламень. Растения вместе с плодами регулярно замерзают. В режиме медленной заморозки и медленного оттаивания клетки рвутся, белки гибнут в кислоте, половина витаминов и БАВ окисляется. И это мы, доставая из морозилки, называем свежим?.. А в жарище всё сохнет. Мы высушили фрукты и радуемся: «живой продукт». Да какой, на фиг, живой! Насквозь окисленный и наполовину сам себя переваривший. Сухая прошлогодняя трава совсем на чуть-чуть мертвее. Кстати, вполне сыроедческий продукт, могучих яков питает!

Так что прикажете считать «сырым и свежим»?

Вот реальный факт: природа даёт нам органику в самых разных видах. И никакая органика не остаётся не съеденной.

2. Съедая живые растения, мы непосредственно поглощаем солнечную энергию. Красиво, но чистая романтика. Солнечная энергия – это излучение Солнца. Лучи, кванты, фотоны. Растения используют их, собирая длинные органические молекулы. Мы глотаем не кванты, а грушу, причём тщательно разжёванную, как и советуют великие натуристы. В желудке она тонет в соляной кислоте и мгновенно становится мёртвой – мертвее не бывает. Наше дальнейшее занятие – сжечь эти молекулы и забрать энергию их химических связей.

Или под «солнечной энергией» понимается некая аура? Тогда я пас. Ауру, как и Бога, каждый ощущает по-своему, поскольку творит её сам в себе.

3. Живое намного легче усваивается, так как переваривает самоё себя своими же ферментами (аутолиз).

Что-то я не видел, чтобы сыроеды ели что-то «аутолизированное» по-эскимосски, раз уж дело именно в аутолизе.

А если серьёзно, это убеждение – красивый и нетривиальный пример мифотворчества. Многими сыроедческими сайтами авторитетно пересказывается опыт академика А.М. Уголева с лягушками. Однако факт, взятый из классических исследований академика, так пострадал в убеждённых головах, что узнаётся только по общей фабуле. Фабула живописана примерно так. Кладём в желудочный сок лягушку сырую и лягушку варёную. И что мы видим? Сырая растворяется без остатка, а варёная только белеет и почти не переваривается! Эврика: ферменты сырой лягушки сами её переваривают – в ней происходит аутолиз. Значит, вся сырая пища переваривает себя сама, усваивается намного легче и не забирает у нас энергию на своё усвоение!

Жутко красиво. Я долго верил в это, постоянно ругая себя за любой кусок «истощающего» шашлыка и «изматывающей» курочки.

Кстати, открытие индуцированного аутолиза активно поддержала и донесла до своих читателей Г.С. Шаталова — наша живая легенда, академик, автор малоедения и целебного питания. Но поддержала уже не в смысле сыроедения, поэтому сыроеды говорят о ней мало.

Давайте глянем, что же писал сам Уголев. Цитирую: «…В последующие 2-3 дня «сырая» лягушка полностью растворялась, тогда как структуры термически обработанной лягушки в значительной мере сохранялись. Таким образом, наряду с доказательством существования индуцированного аутолиза, было продемонстрировано, что нативные белки гидролизуются быстрее денатурированных».

Я выделил то, что обычно не замечается. Во-первых, 2-3 дня – это не 2-3 часа. Во-вторых, «структуры» — скорее всего, скелет и кожа. Но и они сохранились не полностью, а лишь «в значительной мере». То есть растворение всё же идёт. О чём и вывод: сырые белки гидролизуются быстрее варёных. Не «полнее усваиваются», не «легче перевариваются» – быстрее. Уголев пишет именно о скорости распада. А такой учёный взвешивает каждое слово, уж поверьте.

Но так ли важна эта скорость?.. Обратимся к авторитету Шелтона. «Похоже, любую пищу рассматривают как трудную для усвоения лишь по тому факту, что она остается в желудке дольше, чем другая пища, — в то время как она, возможно, не представляет никакой трудности для своего усвоения. Просто процесс пищеварения может быть различным и требовать разного времени для выделения пищеварительных соков».

И более того: «Какая-то пища может быть отнесена к типу не очень усвояемой лишь потому, что значительная ее часть выпадает в стул в непереваренном состоянии, в то время как это… может быть потому, что человек, принявший ее, не привык есть эту пищу и не научился ее усваивать, или потому, что она была в сочетаниях, мешающих ее усвоению, или же это произошло из-за усталости человека и по другим причинам».

Тут Шелтон ссылается на классические опыты И.П. Павлова с собаками, доказавшие, «…что с изменением их обычного рациона питания энзимное, т.е. ферментное содержание желудочного сока с каждым днем все больше приспосабливалось к требованиям новой диеты». Были ферменты для хлеба и молока – стали для мяса, или наоборот. В среднем такая адаптация завершается за 23-26 дней. И это у собак – генетически узких хищников.

Не вижу ни одной причины к тому, чтобы наше ферментное разнообразие и пищевая адаптивность были бы меньше собачьей. Думаю, наоборот – намного больше. А вот скорость адаптации у нас, видимо, та же. Все знают, что бывает, если вдруг наешься свёклы или тыквы, или даже просто сырой капусты. Их ведь едят очень редко. Не отсюда ли их «ветрогонное действие»?..

Наконец, Шелтон приводит кропотливые анализы усвояемости разных продуктов обычного рациона, исполненные д-ром Овотером. Они показали: полнее всего усваиваются все животные продукты. А хуже всего – растительные белки. Поминаю добрым словом якутов, японцев и прочих островитян…

И возвращаюсь к Уголеву. Вот что он указал прямо: аутолиз происходит в очень кислой среде – рН 3,5-5,5. Именно под влиянием кислотного сдвига лопаются лизосомы и работают гидролазы – ферменты, разрушающие белки. Значит, аутолиз пищи определяется прежде всего выработкой соляной кислоты в желудке. А значит, зависит от того же закона природы – достатка протонов в крови.

Кажется, всё ясно. Но вот идиотский вопрос: а что осталось в том сосуде с желудочным соком после растворения живой лягушки?.. Главный фермент желудка – пепсин. Точнее, пепсины, их целая группа. Только они работают в желудочной кислоте при рН 1,5-2,5. Лезу в фундаментальную «Биохимию» (2003 г, под редакцией Е.С. Северина). И нахожу: «Пепсин – эндопептидаза, поэтому в результате его действия в желудке образуются более короткие пептиды, но не свободные аминокислоты». Оказывается, пепсины только начинают распад белков, рубя их на крупные куски. А заканчивают их многочисленные ферменты поджелудочной железы в тонком кишечнике, в щелочной среде, при рН 7,5-8,5. Ферментов сих изрядно: трипсин, химотрипсины, эластаза, карбокси-пептидазы А и В, плюс группа аминопептидаз и дипептидаз самого кишечника. Вот они и крошат белки на аминокислоты.

А для чего в желудке так кисло? Снова цитирую: «Под действием НСl происходит денатурация белков пищи, не под-вергшихся термической обработке, что увеличивает доступность пептидных связей для протеаз (ферментов поджелудочной железы)». Написано буквально следующее:

1. Попав в желудок, живые белки ореха или строганины тут же денатурируют – «свариваются». И «живые ферменты» тоже. Печку для убиения всех белков мы носим в себе – никуда от неё не деться. И слава тебе, Господи! Вы не думали, что могут натворить в организме чьи-то живые ферменты!? Змеи, осы и прочие шершни – самый безобидный пример. Как насчёт ботулизма? Большинство бактериальных токсинов – ферменты. Для этого и нужна соляная кислота: обезвредить, убить. Мы только поэтому и живы!

2. Вот поэтому для ферментов поджелудки (протеаз) доступнее как раз денатурированные белки. Это естественно: живые попасть в кишечник просто не должны. Потому и у якутов с варёным мясом всё в порядке. Да и у нас, не якутов, если быть честными, варёное мясо и рыба усваиваются без всяких проблем. Часто намного проще, чем хлеб или сырые овощи. Китайцы, кстати, сырых овощей не едят в принципе – и вон как энергично мир завоёвывают!

В общем, приходится констатировать: сыроед остаётся сыроедом только до момента проглатывания, пока пища не попала в желудок. И обезьяны, и все травоядные тоже. А в желудке пища начинает «вариться» соляной кислотой – и мы уже не сыроеды. Фактически, сыроедов в природе нет. Об чём тогда кипеж, братцы? В чём особая полезность и продвинутость сыроедения?.. Думаю, пора исследовать этот вопрос на новом уровне.

Но даже не это оказалось самым интересным. Снова цитирую Уголева: «…Однако в ассимилируемых объектах (т.е. в съеденных) имеются также структуры (например, белки соединительной ткани, жировые депо, в тканях растений полисахаридные депо), лишенные лизосом и не подвергающиеся индуцированному аутолизу».

Полисахаридные депо растений – это все корнеплоды, клубни, крахмальные плоды, семена и орехи. Не перевариваются они сами, если верить Уголеву. Поэтому он продолжает: «Следовательно… ферменты пищеварительных соков особенно важны для утилизации указанных структур с высокой скоростью». И весьма осторожно пишет, имея в виду траву и листья: «По-видимому, индуцированный аутолиз существует не только у плотоядных, но и у растительноядных животных. Например, при использовании травоядными свежих кормов расщепление пищи отчасти обусловлено ферментами, находящимися в клетках растений…» Могу лишь дополнить: сильнее всего оно обусловлено, по-видимому, кишечными микробами. Но это другая песня.

А к этой добавлю последнюю мысль: если уж говорить об аутолизе, то применительно не к пище, а к самому организму. За год вы, при хорошем обмене, строите новое тело из новых клеток и новых веществ. Старые клетки постоянно и беспрерывно аутолизируются, растворяются миллионами в минуту, новые строятся. Наш обмен почти целиком занят именно этим, а не внешней политикой типа размышлений о жратве. Сергей Будилов, он же Алфеич, верно подмечает: «больное тело нельзя вылечить; можно только вырастить новое, здоровое».

Представляете, сколько протонов на это нужно?.. Академик и легендарный целитель Б.В. Болотов рекомендует: пейте кислое и не отказывайтесь от соли! Больше соляной кислоты – активнее аутолиз и вывод продуктов распада. Неспроста ведь желудок нарабатывает 8 литров сока в сутки, выделяя кислоту постоянно, даже когда пустой. Неспроста печень и поджелудка выдают свои секреты литрами – и всё это не прекращается, даже когда мы голодаем! Собственно, для этого и голодаем: аутолиз усилить. Для этого же и бегаем, и паримся, и в прорубь сигаем. Возможно, главный эффект закисления крови – как раз нормализация внутреннего аутолиза.

…Так в чём же оздоровительный эффект сыроедения? Сделав обзор кислотности овощей и фруктов, Друзьяк полагает: снова и опять в подкислении крови. В сыром виде даже овощи её подкисляют. Если уж в капусте и картошке полпроцента лимонной кислоты, о прочих и говорить нечего. Справедливый факт в том, что кислоты изрядно теряются при варке – переходят в соли. Вот тут сыроеды, сами того не зная, верно подметили. Тем не менее, проблемы нет: потерю кислот легко восполнить уксусом, томатами, фруктами и ягодами – что мы все и делаем.

4. Фрукты и овощи надо есть только целиком. При измельчении они окисляются, и все витамины теряются.

Специально изучил первоисточник идеи – соответствующую главу у Шелтона. Делюсь открытием: используя слово «витаминЫ», во всех опытах он пишет только об аскорбинке! Разумеется, она расходуется при окислении: переходит в дегидроаскорбиновую кислоту, отдав два протона. Но в организме эта реакция обратима. Видимо, тем и ценна аскорбинка: она не только донор, но и хороший переносчик протонов. То отдавая, то снова забирая протоны, она обслуживает работу ферментов.

Такие дела. Это сейчас нам понятно: выжми лимон в салат – вот тебе и «аскорбинка». Но Шелтон писал свою «Ортотрофию» в начале 30-х – в эпоху идеализации витаминов, открытых на его глазах. Он не мог знать всего вышеизложенного.

Тем, кто верит в «цельноедение», от души советую: прочтите книгу Виктории Бутенко «Зелень для жизни». Самые впечатляющие результаты получены как раз с помощью блендеров! Их использовала и пропагандировала её учитель, создательница «живого питания» и певец пшеничных проростков доктор Энн Вигмор: «Если у меня есть яблоко, я положу его в блендер, вместо того чтобы мусолить во рту, – не хочу попусту расходовать ни его энергию, ни свою». Именно пропущенные через блендер, фрукты и зёрна давали ей превосходное самочувствие и молодость. Вика резюмирует: «Раньше люди использовали блендеры для незначительных целей: взбить яйца или сделать коктейль. Сегодня мы не можем представить сыроедческую кухню без мощного блендера». И это правильно. В это стоит очень крепко вдуматься, братцы. Чем лучше измельчена пища, тем активнее и быстрее ферментная обработка. А если пить коктейль сразу, то даже и аскорбинка вам достанется.

Закончить сие монументальное исследование хочется мыслью Друзьяка: раз мы не отказываемся от сырых овощей и фруктов, мы все – полусыроеды. Может, всё же не стоит огород городить?..

КАК СТАТЬ ТЕПЛОКРОВНЫМ

И Брэгг, и Шаталова, и многие натуристы отмечают прекрасную терморегуляцию своих организмов. То же самое отмечает и Друзьяк. С тех пор, как он стал закислять кровь, пить свою воду и отказался от молочного, он перестал мёрзнуть. В свои шестьдесят он не страдал от холодов и сырости, которые портили настроение в сорок. Не страдает и сейчас, в семьдесят пять. Особенно приятно, что не мёрзнут ноги. И объяснение тому очень простое: чем кровь менее щелочная, тем она более текучая, лучше расширяет капилляры, доносит больше топлива и даёт больше кислорода. Всё сгорает лучше –тепла выделяется больше. И вот тогда мы становимся настоящими теплокровными!

АЛКОГОЛЬ

В России травиться – можно, а расслабляться – нельзя.

Алкоголь – гад и предатель: только когда его слишком, до нелепости мало, тогда он и полезен. А когда его в кайф, когда захорошело – вы уже отравлены. Причём всерьёз и надолго, недели на две. А если совсем хорошо, а потом ещё лучше, многим удаётся загреметь и лет на пять.

Щас я поумничаю, а вы мне это простите, лады? Просто поразмышляю, для себя.

Алкоголь – «парадокс» нашей социальной политики. Почему из всех расслабляющих наркотиков узаконен и разрешён только один, самый ядовитый и разрушительный – этанол?.. Яд, с которым разрешается работать только в противогазе со спецфильтром? Ответ прост, как гильотина: именно потому, что он дико выгоден государству. Люди сами делают себя несчастными, управляемыми и больными, да ещё платят за это. Два в одном! Помните городок наркоманов из «Трассы 60»? Абсолютная правда о любом пьющем государстве, если глянуть сверху.

Это правда, но такая жуткая, что мы всеми силами стараемся её не видеть. Скажи любой матери, что марихуана на порядок безопаснее – убьёт на месте. Но это всё та же правда. Вокруг нас живут десятки алкоголиков, похеривших и себя, и свои семьи. Многие умерли, свихнувшись или убив свою печень – но это нормально, это не наркотик. Алкоголик – не наркоман, просто «эх,бедолага». А марихуану ненавидим до дрожи: «наркотик»!

Да нет же, я не наркоманию пропагандирую. Лучше всего её пропагандируют плакаты и передачи из серии «нет наркотикам». Посмотрел – сразу в подкорку. А я лишь пытаюсь констатировать то, что есть. Потому что наше представление о наркотиках – очередной миф. Мы ничего не хотим о них знать. Вот и знаем то, что хочет кто-то другой.

Очень трудно и неохота признавать, но факт: наркотики – нечто столь же природное, как феромоны и гормоны. Они есть у всех животных и даже у насекомых. Без них не живёт ни один этнос и ни одно племя людей. Все чем-то расслабляют психику. И это не убивает культуру, не останавливает прогресса. И мы все расслабляемся постоянно. Чай и кофе – наркотики, просто слабые. Какао – тоже. Табак – вообще молчу.

Да мы и сами синтезируем кучу наркотических веществ. Та же группа эндорфинов – успокаивают, снимают разные виды стресса. Биохимики открыли их десятки. К ним нет привыкания, они не отравляют, а расслабляют лучше прочих наркотиков. Но их никогда не разрешат использовать. Именно алкоголь стал мировой культурой, символом праздников, дружбы и веселья. И сам я – ценитель хорошего напитка, хотя очень редко выпиваю больше двухсот граммов вина. Мне не повезло: алкоголь меня не радует – просто усыпляет.

У Друзьяка есть интересное предположение об одной из причин алкогольной зависимости. Превратившись в уксусную кислоту, спирт закисляет кровь. Потом щёлочность крови нарастает, организму это не нравится, и он требует добавки спирта. Странно, почему он в таком случае не требует просто кислоты. А может, как раз требует? Ведь люди, начавшие закисляться по совету Друзьяка, сумели бросить пить и во многом восстановили здоровье.

Похоже, нам и в правду хочется выпить из-за щелочной крови. Ведь чем щелочнее кровь, тем хуже настроение. Доказывают это и опыты на крысах, проведённые американскими учёными. Было чётко показано: крысы, евшие в основном мучное и сладкое, предпочитали пить 10% раствор алкоголя, а не воду. Их соседки, питавшиеся овощами, фруктами и мясом – наоборот. «Кондитерские» крысы явно искали средство восстановить кислотность крови, и использовали то, что было.

Ну, раз уж от спиртного деться некуда, давайте оценим его с точки зрения влияния на кровь.

Самый безвредный, и даже полезный напиток – разумеется, сухое вино. Кислота и спирт – то, что надо для крови. По сто граммов с каждой едой – в самый раз. Друзьяк советует сухое белое. Я же уверен: если сделано из настоящего винограда и качественное – то и красное не хуже. Спасибо Создателю! Проведя немало приятных часов в павильоне дегустации вин СССР, а потом и в Массандре, Абрау и Мысхако, хорошее натуральное вино всегда отличу, и порошкового в рот не беру.

Самый страшный напиток – пиво. Только оно резко ощелачивает кровь. Отсюда и такая мочегонность, и толстопузость, и болезни почек, и всё вытекающее вплоть до рака. Так что молодёжь подсаживают на пиво очень «дальновидно». Есть много оснований предполагать, что пивные концентраты разных корпораций соревнуются в эффективности «допингов», вызывающих привыкание.

Водка и прочее сорокаградусное приносит скорее больше пользы, чем вреда, увы, только в одном случае: если употреблена в количестве до 50 г в сутки. И лучше в виде добавки к кислым сокам. Так что бокал знаменитой «отвёртки» — водки с соком грейпфрута – можно себе позволить. Но такая страшная доза может вогнать в тяжкую депрессию любого русского мужика. Её способны выдержать только люди особой веры или странной интеллигентности.

Глава 9. Раздельное питание.

Хорошо, что при сотворении человека

обходились только законами природы, а не фантазиями.

Друзьяк

Если сыроедение стало почти религиозным движением, то раздельное питание скромно осталось уделом тихих единиц. Ясно помню: прочтя заразительные книги Надежды Семёновой, мы начали увлечённо клизмиться и чистить печень, оставив раздельное питание на потом. Оно и понятно: тут почистился – «заново родился», а там надо всю жизнь себя дисциплиной мучить…

Вообще, идея раздельного питания вполне логична: белкам для переваривания нужна, де, кислота, а углеводам – щёлочь; их смешение мешает перевариваться и тем и другим; желудок вынужден нарабатывать «двойное количество ферментов», а пища остаётся недопереваренной – отсюда и все проблемы в кишечнике, и каловые камни, и в общем всё плохо. А почему? Потому что, де, в природе звери белки с углеводами не смешивают, наедаются чем-то одним – что нашли.

Против практики РП я ничего не имею. Правда, если облопаться одной кашей без масла или употребить полторы курицы с зеленью, но без хлеба, тяжесть в животе ничем не отличается от «нераздельной». А вот с теорией РП проблема: тут за действительное выдана куча желаемого.

Прежде всего, звери в природе никогда не едят углеводы, отделённые от белков. Они бы, может, и ели, да взять негде: не бывает такой пищи! Даже зелень листьев содержит до 20% белков – как мясо. Зелёными коктейлями Вика Бутенко восполняет как раз нехватку белков. В белковом молоке полно углеводов и жиров. Орехи и зёрна – смесь белков, углеводов и жиров близко к «пропорции маточного молочка», а часто почти поровну. По этой причине Шелтон, основатель и первый гуру РП, счёл бобовые неприемлемой для нас пищей. Орехи и семечки почему-то не счёл. И теперешние авторы путаются, к какой же группе их отнести.

Химическая несуразность и упрямство вышеупомянутых семян, видимо, и породила споры среди раздельно питающихся. Кто-то ограничивался главным: не ешьте белки с углеводами. Кто-то добавлял: и с жирами. Кто-то отделил ещё и молоко, хотя кефир счёл прекрасным белковым продуктом. Сам Шелтон приводит девять правил несовместимости, отделив и дыню. Что же мне было делать? Отделял, хотя на дыню никогда не жаловался. Но эффекта так и не получил: как ни разделяй, но властвует аппетит! Меньше жрать так и не удавалось, скорее наоборот.

И вот перечитываю Шелтона, тут же вникая в современную биохимию пищеварения двух разных авторов. Им можно верить: у них всё доказывается экспериментально. И вижу: порой Шелтон исходил из ложных данных – просто потому, что многое тогда не было известно. Поэтому иногда противоречил сам себе. Видимо, сама основа и суть РП-теории – конфликт щелочной слюны и кислого сока желудка – в реальности не существует. Рассказываю.

Во-первых, слюна не щелочная. В среднем – рН 6,6. Треть слюны имеет рН 5.8, ещё половина 6,4. И только для нейтрализации резких кислот, острот или горечей выделяется много жидкой слабощелочной слюны с рН до 7,8. Ферменты слюны – α-Амилаза (её много) и мальтаза (очень мало) – оптимально работают соответственно при рН 6,7 и 6,0. Щелочная слюна как раз и помогает создать эту слабокислую среду, если во рту какой-нибудь незрелый фрукт.

Во-вторых, слюна вовсе не обязана переваривать углеводы. Амилаза просто рубит крахмал на куски – на глюкозу она его крошить не умеет. В желудке наша булочка пропитывается кислотой не сразу, и амилаза успевает помахать топором, но не долго. Хлебнув солянки, она инактивируется. Других углеводных ферментов в желудке нет. Кислота частично гидролизует сложные сахара, но 80% углеводов проходят в тонкий кишечник целенькими.

Шелтон сетует: «Кислота, выделяемая в желудке для переваривания белков, препятствует усвоению крахмалов». Увы, тут нет проблемы: крахмалы перевариваются в кишечнике. Там их ждёт куча специальных ферментов. А где же им быть? Именно кишечник – орган окончательного расщепления и всасывания простых молекул. Желудок вообще всасывает немного веществ из самых простых. Даже белки разрушает лишь первично и немного. И это в третьих.

И вот что особенно характерно: о кишечном пищеварении Шелтон почти не говорит. Он целиком сосредоточен на слюне, желудке и желудочном соке. Именно к желудку он постоянно относит слово «усвоение», будто поджелудочной железы не существует и кишечник занят тупым выбрасыванием остатков. Может, в сороковых годах так и полагали?..

Но сейчас полагают иначе. По всем биохимическим процессам желудок – место складывания, размягчения и санитарной обработки пищи, а место расщепления и усвоения – кишечник. Вообще, главная роль слюны, пищевода и желудка – обезвредить то, что входит внутрь. Патогенные микробы гибнут именно в кислой среде.

Пытаясь обосновать идею «пищевого конфликта», Шелтон явно не находит достаточно подтверждений, и потому не в силах избежать неувязок. «…Неверно, что желудочный сок всегда резко кислый. Иногда он сильно кислый, а иногда слабокислый в зависимости от характера потребляемой пищи». Но слабокислый – вовсе не «щелочной для крахмалов». «…В процессе переваривания крахмала мы имеем почти нейтральный желудочный сок. Затем, после завершения усвоения крахмала, для усвоения белка выделяется очень кислый желудочный сок». Выходит, желудок сразу заметил крахмалы, а белки не заметил?.. А если съесть один крахмал, то – заходите, батулизмы добрые, берите, что хотите! «Если пшеница потребляется отдельно, будет выделяться сок с низким содержанием соляной кислоты, но с богатым содержанием пепсина». Если так, то пепсинам (а их целая группа) будет нечего делать – они работают только в самом «очень кислом соке», при рН 1,5 – 2,0.

В общем, не запутаться трудно. Шелтону, видимо, это не удалось. В одном я согласен без оговорок: «То, что скомбинировала сама природа, природа же и может усвоить. Но то, что может скомбинировать человек, она часто находит неусвояемым». Уж это точно: мы такого накомбинировать можем – родная мама не раскомбинирует!

Вот ещё интересные данные.

В соке желудка много чего кроме кислоты, и он концентированее плазмы крови. Его осмотическое давление выше, поэтому из него не всасываются, а скорее выдавливаются в кровь простые вещества типа органических кислот, аминокислот, глюкозы, спирта.

Синтез соляной кислоты – процесс аэробный, требующий много кислорода, и при гипоксии он прекращается. У нас – постоянная частичная гипоксия из-за щелочной крови. Не отсюда ли наши проблемы с желудком?.. К ним мы ещё вернёмся.

В нижней части желудка, на выходе, вырабатывается очень слизистый и нейтральный секрет. Это «аналог слюны», нужный для облегчения «глотания» порции химуса в двенадцатиперстную кишку. Он уменьшает кислоту химуса. А окончательно его ощелачивает секрет поджелудочной железы, в основе коего сода (NaНСОз).

Интересно, как сложно и тонко регулируется секреция кислоты и ферментов в желудке. Сначала она определяется общим видом, приятностью и соблазнительностью трапезы, причём довольно жёстко. Это – «мозговая фаза пищеварения». Ох, зря, зря мы её недооцениваем. Любой облом и разочарование – ну, там, муха в борще или курящая соседка – тут же резко останавливают секрецию! «Спасибо, уже не хочется…» А уж раздражение, обида или гнев просто блокируют пищеварение напрочь. Висцеральщик вам наглядно покажет: от обиды поджелудка просто спазмируется – твердеет. А от постоянного напряга спазмируются и печень, и желчный, и желудок. Это я знаю не теоретически: люблю покряхтеть под руками висцеральщика.

Вторая и третья фазы – желудочная и кишечная – связаны вместе и нервами, и гормонами, и химией самой еды. Тут всё постоянно управляет всем. Железы желудка «осматривают» пищу и подстраиваются, корректируют свою работу. Мало того: желудком управляет и кишечник. Не понравилась желудочная «продукция» — командует наверх усилить или ослабить синтез кислоты и ферментов. Особенно тормозится синтез кислоты, если в кишечник попадает слишком кислая пища – из-за недоработки «обиженной» поджелудочной.



Страницы: Первая | ← Назад | ... | 2 | 3 | 4 | ... | Вперед → | Последняя | Весь текст