эссе Ницше

Идея сверхчеловека

Фридрих Ницше (1844-1900) – идейный наследник философской классики, профессионально и творчески осмысливший истоки культуры, первый декадент, поэт-безумец, который силой своего таланта вспыхнул долго дремавшие иррациональные пласты европейской культуры.

Для того, что бы полностью изложить свое мнение об идеи сверхчеловека Ф. Ницше необходимо сказать несколько слов о весьма своеобразном стиле Ницше. Его творчеству присущи вспышки озарения, афористические высказывания и воззвания. Его идеи часто кажутся несистематическими и бессвязными, для них характерен конфликт и даже противоречие. Ницше не позаботился разъяснить эти нестыковки, чтобы облегчить жизнь своему читателю. Между несоизмеримыми утверждениями Ницше действительно существует связь, однако он призывает нас восстанавливать связующие звенья самостоятельно – если, конечно, мы в силах. И даже после этого Ницше не желает вселять в читателя чрезмерную уверенность в том, что он приблизился к окончательной, неопровержимой истине. «Всякая философия, — написал он однажды, — это философия переднего плана. Всякая философия также скрывает философию». У него нет устойчивости, нет равновесия, он живет противоречиями.

Идею сверхчеловека наиболее подробно раскрывает в своей работе «Так говорил Заратустра» (1883-1886). «По форме эта большая страстная книга является рассказом о странствиях Заратустры – персонажа, основанного на образе иранского пророка шестого века до нашей эры. Исследователи отмечают, что данная книга «строится как своего рода травестийное Евангелие: достаточно вслушаться в стиль и обороты речи Заратустры, его обращения к ученикам, разговор притчами и образами, загадками и ответами, и пр. То есть Заратустра выступил как новый Христос, точнее, анти-Христос, подменяя Его и выдвигая новые ценности». Ницшевский Заратустра говорит, что человечество, как таковое, не имеет единственной цели или всеобщей морали. Заратустра и хочет заполнить эту моральную лакуну и возвещает объединяющую людей цель. Эта цель- сверхчеловек. Цель человечества не может лежать в конце его, а только в его совершеннейших экземплярах. Этим «совершеннейшим экземпляром» может стать каждый, но далеко не каждый реализует эту потенциальную возможность. Констатация этого печального факта и заставляет Ницше обращаться не к каждому, а к избранным.

Человек одновременно переход и гибель. Мы превосходим себя, преодолевая нечто в самих себе, и это то, что гибнет и оставляется нами. Мы погибаем главным образом как человеческие существа ради того, чтобы стать чем-то более возвышенным. Человеческая жизнь есть жертва (или должна ею быть) во имя не чего-то экстрачеловеческого, а во имя достижимого для нас, жертва, придающая нам силы преодолеть самих себя. Идея сверхчеловека — это просто радостное, безвинное, свободное человеческое существо, обладающее инстинктивными побуждениями, которые, однако, не порабощают его. Сверхчеловек – господин самому себе, а не раб своих побуждений и следовательно, он в состоянии что-то сотворить из себя, нежели стать продуктом инстинктивных проявлений или внешних препятствий.

Таким образом, каждый человек должен стремиться к саморазвитию, как к внешнему, так и внутреннему.